понедельник, 11 апреля 2016 г.

The Panama Papers


Международный консорциум журналистских расследований 1 начал сливать в сеть огромный архив компромата, 2,6 терабайта украденных документов панамской юридической конторы Mossack Fonseca.


Там есть про Путина. И про друзей Путина. Там очень много про Путина и его друзей. Еще там есть про, например, Порошенко и Дэвида Кэмерона, но это уже проблемы украинцев и англичан.

Коротко (длинно мы обязательно напишем большой и подробный текст, вытащив из слитого самую мякотку): старый питерский кореш Владимира Владимировича Ролдугин, виолончелист и дирижёр (серьезно), на самом деле контролирует (или до недавнего времени контролировал) огромную сеть офшорных компаний, на несколько миллиардов долларов кэша и активов. Всё это время теневым кошельком президента работал скромный музыкант, а бесперебойную работу отмывочного комбината обеспечивала запутанная сеть старых знакомых и подельников.

Виолончелист и кошелек Ролдугин. Послушайте на досуге


Всего в документах сотня с чем-то сделок: сложнейшие схемы, фирмы внутри фирм внутри фирм, странные неустойки, передача бешено дорогих активов за доллар — короче, огромная финансовая паутина. Миллионы долларов, из самых разных источников — в том числе всякие беспроцентные кредиты от аффилированных с государством банков и тому подобные вещи. Вскрыли всё: счета, переписку, поддельные и настоящие договоры, сканы паспортов. Фамилии, клички и псевдонимы.
В центре паутины находится некий банк «Россия», в котором с девяностых лежат деньги легендарного кооператива «Озеро» и в котором давно подозревали персональную распилочную копилку отца нации («Россия» как путинская копилка, да, тут бездна федеральной иронии), и некая офшорка Sandalwood Continental Limited, получавшая безвозвратные кредиты от кипрской дочки ВТБ и потом размазывавшая их по сотням более мелких фирм.

Есть про Ковальчука, есть про Ротенбергов, про Шамалова, зятя анонимной дочери. Есть про странно и вовремя умершего зомби-Лесина, который скупал медийку через виргинские офшоры, пользуясь услугами той же самой Mossac Fonseca. Про многомиллиардные полуофшорные полумедиахолдинги Video International и International Media Overseas (отличные названия). Фамилии самого Путина в переписке нигде нет — только прозвища, обиняки и намеки с придыханием.

  

Короче, федеральный судный день.

Подробно мы всё это разберём чуть позже, а пока есть три момента.

Во-первых, потрясающе смешная реакция героев дня. Напомним, что Песков еще сильно заранее до самого слива объявил, что слив — оскорбительная неправда, а боты и просто патриотические персонажи русского интернета сегодня демонстративно затыкают уши с самого утра. Чей-то твит: «в знак солидарности с Президентом я в 8:55 выключаю комп и включаю телевизор. Патриоты, вы со мной?»

Люди ЗАРАНЕЕ приготовились оскорбиться.

— А мы тут собираемся слить в сеть кое-какие данные из некоторых панамских офшоров…

— МИД РФ ЗАЯВЛЯЕТ, ЧТО НЕ ПОЗВОЛИТ ОПОРОЧИТЬ ЧЕСТЬ ПРЕЗИДЕНТА РФ!
Ну понятно.

Во-вторых, это такое ласковое предупреждение нашей обожаемой федеральной аристократической элите. Хитрейшие стратегии из девяностых про «возьму у азербайджанцев в долг, куплю два ларька, перепишу на тещу, продам узбекам, сбегу домой в Чечню» с ЦРУ и МИ-6 не прокатывают (внезапно!). Найдут, отнимут. Будут пытать утюгом. А могут и более жестоко: берёшь и немножко рассказываешь гражданам Российской Федерации, как на самом деле устроен добывающий консорциум, который они до сих пор по недомыслию принимали за своё государство.

Вся эта потрясающая офшорная конспирация всегда кончается одинаково: офшорных конспираторов ловят и очень крепко берут за их нежные офшорные яйца. Дело-то не в том, что возмущенный многонациональный народ Российской Федерации теперь знает, как называется главная путинская офшорка. Какая разница. «До Бога высоко, до царя далеко, до его офшорных счетов ещё дальше».

Дело в том, что это знает американское правительство. И не стесняется об этом говорить. Там до Панамы близко, соседняя улица практически. Игры кончились, ребят. (В основном кончились игры в независимую внешнюю политику). С любовью, мировое сообщество.


Ну и, наконец, третий момент, самый душераздирающий. Вот есть человек. Человеку досталась неограниченная власть на одной шестой части суши, практически в руки упала. Он может делать с ней что угодно — завоевать мир, колонизировать Марс, выстроить новую столицу из мрамора и стали, расшифровать геном, заселить Сибирь антропоморфными роботами. Провести газ в какую-нибудь деревню под Орлом, наконец. И что он делает? Он берет в долю бывших коллег по таксопарку и начинает по мелочи крысить из бюджета.

Простота хуже воровства (но это как раз не новость).

Вот, на самом деле, ключевая разница между Российской Федерацией и Россией, между русскими и «многонациональным народом», между российским патриотизмом и русским национализмом. Когда приходится выбирать, что дороже — Панама или Донбасс, эти две категории людей делают разный выбор.

К сожалению, все детские мечты о том, что российские россияне чисто теоретически могут внезапно предпочесть Авдеевку родным и любимым пальмам Панама-сити, закончились у русских националистов еще в прошлом году.

Похоже слили того, кто слил.

Далее подробный разбор.


Текст: Родион Раскольников

Константин Сёмин. Агитпроп от 9 апреля 2016 года
Четыреста журналистов. Сто семь газет и телеканалов. Восемьдесят стран. Два с половиной терабайта информации. Одиннадцать с половиной миллионов документов. Четыре с половиной миллиона электронных писем. Миллион сто семнадцать тысяч изображений. Триста двадцать тысяч сто шестьдесят шесть текстовых файлов. Мир накрыло Панамой.



Спрут. Mossack Fonseca


— Слив! Слив! Слив!

То, о чем так долго говорили большевики, свершилось.

Самый первый вопрос, который пока еще никто не задал — почему это заранее назвали «сливом»? Зачем в принципе заниматься анонсами потенциальной дезинформации? Можно ведь просто отбрехаться по факту. У нас воруют, а у вас зато Гуантанамо и гей-парад.

Да и не воруют вовсе, так, по мелочи. И это еще нужно доказать. Вдруг однофамилец или там перепутали. Бывает. Зачем был нужен этот спектакль?

Одно из самых правдоподобных объяснений: таким образом предупредили всех своих — виновный будет наказан. Или он уже наказан.

Многие ошибочно полагают, что узкий правящий слой монолитен и управляется из единого псевдомонархического кресла по известному адресу с колоннами. На самом деле, как показали события последних двух лет, внутри башни из красного кирпича существует даже не одна, а несколько скрытых оппозиционных группировок. Каждая из них при свете дня проводит политику комплементарную официальной линии, а потом город засыпает, и просыпается мафия. Зачем нам скрипач? Скрипач не нужен. Нужен виолончелист.

Mossack Fonseca слишком заметный игрок на рынке офшорных услуг, чтобы вот так просто брать и перехватывать какие-то сообщения. Как все это произошло? Считается, что шла некая онлайн-переписка с прикрепленными конфиденциальными документами. Даже в охранных структурах средней руки из г. Лобня такие документы хранятся в огнеупорном сейфе. А речь, напомним, идет, ни много ни мало, о самом крупном офшорном хабе мира. У подданных Ее Величества около Панамы развернуты военно-морские силы. Так, на всякий случай. Безопасностью самих офшоров занимаются ветераны МИ-5/6. Мышь не проскочит.

В этом деле нужны несколько инсайдеров, людей системы, все аккуратно ведущих и записывающих. Приближенных к телу.

К тому же в последнее время участились знаковые самоубийства. То бывшего медиамагната найдут с черепно-мозговой остановкой сердца в какой-то американской клоаке. То бывший глава Гохрана в самом расцвете сил разбежится с 12 этажа. А то владелец банка на Кремлевской набережной дом 1 вдруг случайно застрелится на тренировке. Чего только не бывает.

Кто такие Mossack Fonseca?

Как уже было сказано, эта панамская компания — пионер офшорного бизнеса. За миролюбивым фасадом скрывается до полутора сотен компаний, регистрирующих теневые активы по всему миру.

На поверхности находятся 500 сотрудников в 40 офисах по всему миру, три из которых в Швейцарии и еще восемь — в Китае. По официальной легенде, владельцами компании являются два неразлучных партнера: Рамон Фонсека и Юрген Моссак. Один другого краше.


Считается, что Фонсека родился в Панаме в 1952 году. Показания о родителях разнятся до такой степени, что непонятно, были ли вообще у нашего героя родители. Сам о себе он рассказывает следующее: учился в Панамском Университете на факультете права и политологии. Хороший, кстати, у этого учебного заведения лозунг: «Вперед, к свету!». Закончил или нет — неясно. Продолжил в юдоли всех лидеров Содружества Наций — London School of Economics.

Сначала хотел быть священнослужителем в родной Панаме, но как-то не сложилось. А сложилось поработать 5 лет чиновником по особым поручениям в женевском офисе ООН. «Вот это поворот».

Минимум в двух источниках говорится, что Фонсека вместе с партнером организовал компанию в 1977 году. При этом на его официальном сайте 1977-й — первый год работы в ООН. А эпоха Mossack Fonseca начинается в 1986 году.
Наш герой был:

— членом Transparency International (на минуточку) с 2004 по 2007 год,
— лидером примерно 10 благотворительных обществ на территории Латинской Америки,

— до марта 2016 года являлся советником президента Панамской Республики,
— действительным членом PEN Club.

Дело в том, что он еще и писатель: среди произведений нашего героя есть политический триллер о коррупции в высших эшелонах власти Mister Politicus. Вот с такой иллюстрацией на обложке:


Талантливый человек талантлив во всем.

Перейдем теперь к Юргену Моссаку.

Партнер несостоявшегося падре родился в Германии в 1948 году. Одно из открытий панамского слива — информация об отце достопочтенного панамского юриста. Оказывается, он служил в Waffen-SS. Ой.

Считается, что в результате послевоенной неразберихи Моссак-старший подписался помогать ЦРУ шпионить за Кубой. То есть был антисоветским агентом. Или советским — дело происходило сразу после войны, и многие еще не определились.

Тем временем сын закончил Католический Университет в 1973 году. Чем он занимался следующие пару лет — неизвестно. Но с 1975 года работает в юридической компании в Лондоне. С первыми транснациональными клиентами. Уже в 1977 году он открывает собственный консультационный бизнес в родной Панаме. Как затем вспоминает наш герой, дела шли ни шатко ни валко. Свидетели успеха возражали, называя скромного борца невидимого фронта «гением». Так или иначе, в 1986-м именно его компания стала материнской по отношению к юридической практике партнера. Опять-таки, неясно, в какой период они инкорпорировались. Но не будем останавливаться на мелочах — в биографиях обоих лидеров панамского ООО много таких нестыковок.

Скажем только, что Юрген Эрхардович точно такой же член многочисленных обществ и клубов. Согласно вновь обретенным данным, ему принадлежат несколько домов, вертолет и плантация тикового дерева.

С 1987 года наши герои строят свой совместный бизнес под брендом Mossack Fonseca (MF). Именно в этот период власть в Панамской Республике принадлежит военному диктатору Мануэлю Норьеге. С ним связаны первые крупные операции офшорного гиганта. Фактически предприимчивые юристы помогали легализовать сомнительные доходы Норьеги в только-только испеченном филиале на Британских Виргинских Островах (БВО). Уже через несколько лет законодательство БВО подстраивается под операционную деятельность MF.


В этот период власти США начинают активно бороться с панамскими отмывочными потоками, нарко- и оружейным трафиком. После операции 1989 года все заканчивается печально для незадачливого генерала, но только начинается для ушлых коммерсантов. Думается, именно в этот момент их берут на карандаш.

Тем временем Британские Виргинские Острова расцветают всеми цветами радуги. На сегодняшний день 40% мировых офшоров расположены именно в этом месте. Если брать MF, то получим 113 000 компаний.

В 1994 году MF фактически покупают небольшой тихоокеанский остров Ниуэ и делают из него офшор для китайских и российских фирм. Вплоть до того, что компании в этой юрисдикции можно регистрировать на кириллице. На момент 2001 года бюджет острова Ниуэ на 85% состоял из поступлений офшорных транзакций. В этом же году Госдеп предупредил 2000 жителей атолла о том, что любовь с отмывочными комбинатами российских и латиноамериканских компаний может плохо кончиться. Переломный момент истории, кстати: Борис Абрамович мчится навстречу судьбе в Лондон, все перечитывают Хлебникова и выходят первые антипутинские публикации. Ну вы помните. А тут еще и Mossack Fonseca рискуют попасть в кириллический просак.

Несмотря на все уверения MF в честности и прозрачности, как бы независимые Bank of New York и Chase Manhatten просто накладывают эмбарго на трансфер долларов на «остров невезения». В 2003 году компания переводит все активы Ниуэ сначала в БВО, а затем, в 2005 году, обратно в Панаму.

Одна из ключевых особенностей деятельности двух неразлучных друзей — способность практически моментально реагировать на законодательные и рыночные изменения, работая параллельно с правительствами опекаемых офшоров.

В 2007 году на поверхности панамского канала всплывает управление активами Mossfon Asset Management S.A. или MAMSA. Есть предположение, что оно существовало минимум с 1994 года в виде одного из главных внутренних подразделений компании. Но в бизнесе фокусников сам облик фокусника — всего лишь часть волшебного реквизита, поэтому доказать ничего нельзя.

Направление оказалось сверхприбыльным. По меньшей мере 1,2 миллиарда долларов клиентских денег были обработаны за 7 транзакционных лет. Это официальная налоговая отчетность. Как будет ясно дальше, эти цифры никого не удовлетворили.

MAMSA успела поработать буквально со всеми европейскими банками. Ее деятельность прерывалась расследованиями Казначейства Соединенных Штатов: в Андорре, Британии, Швейцарии и Германии.

В совместных операциях были замечены Deutsche Bank, HSBC, Société Générale, Credit Suisse, UBS, и Commerzbank. Коррупционное расследование по Deutsche Bank продолжается до сих пор, Commerzbank стал жертвой первой, незаметной российскому обывателю, волны слива.


Чтобы было понятно: под управлением этих финансовых институтов находится примерно 50% денег нашей маленькой планеты. И речь не идет о той части, которая скрывается за фасадом Mossack Fonseca. В Европе за американским жандармом следили со скрещенными пальцами буквально все. По мнению Департамента юстиции США, уважаемые люди нарушали закон, храня тайну вкладов своих клиентов.

На фоне падающей нефти весь 2015 год шли бесконечные слушания в нью-йоркских судах. «Извольте заплатить налоги, маска». Были выплачены какие-то смешные штрафы в 50 млн долларов на круг и люди на некоторое время успокоились. Однако тут случился Панама-гейт, полный скабрезных подробностей жизни в безналоговом раю.

Например, часть выплат маскировалась пожертвованиями в благотворительные организации и фонды, которые не происходили de facto. В общем списке выделяется Всемирный Фонд Дикой Природы и олимпийские комитеты нескольких латиноамериканских стран.

Mossack Fonseca управлял компаниями и имуществом как минимум полусотни людей, объявленных США террористами.

В океанской прохладе небоскреба на Марбелье нашли свое пристанище средства трех самых крупных мексиканских наркокартелей, оперирующих на территории США.
Проблемы с регуляторами Британских Виргинских Островов у MF начались еще в 2012 году. В 2015-м к расследованию деятельности Commerzbank подключили правительство Германии.

А в самом начале 2016-го для доблестных служителей кинжала и чековой книжки прозвенел третий звонок — они стали жертвами одного из самых грандиозных коррупционных скандалов в истории Бразилии. Не будем вдаваться в подробности этого антимонопольного расследования, а только упомянем, что его инициатором в который раз послужил американский гражданин — Пол Сингер, один из самых преданных республиканцев.

Жертва долго трепыхалась, но у янки в конце концов просто закончилось терпение — мол, наглецы за наши же недоплаченные налоги нанимают лоббистов уровня Burson-Marsteller. Ловушка захлопнулась вовсе не из-за диктаторов, уверенных, как все диктаторы, что мир вертится вокруг них, а потому, что Mossack Fonseca посягнули на святая святых — игорный бизнес в Неваде. Тут сердце благородного рыцаря не выдержало и из рога изобилия полились уголовные дела.

Верхнеуровневый компромат на клиентов панамского бутика копился минимум с 2013 года. Однако, несмотря на всевозможные ухищрения американских властей, у Mossаck Fonseca есть все шансы в очередной раз выйти сухими из воды.

Спрашивать отцов-основателей об их бизнесе бесполезно. Моссак однажды так охарактеризовал свой подход к делу: «Использовать офшор для незаконной деятельности это примерно как использовать автомобиль для ограбления. Ни автомобиль, ни автозавод здесь ни при чем». На орехи достается тем, кто неправильно водит.

Казалось бы: единственная сверхдержава на планете — и не может победить частную компанию в карликовой деспотии. Почему? Допустим, потому, что за этой ширмой скрываются отнюдь не латиноамериканские клерки с нансеновскими паспортами и немецкие перебежчики с адольфовскими усиками, а другая надгосударственная структура. У которой даже лица нет. Одни номера счетов.

О некоторых политических аспектах слива поговорим в следующем эпизоде. Благо, спешить некуда — впереди 2,6 терабайта данных.


Текст: Дмитрий Прокопов
sputnikipogrom.com

Офшорный апокалипсис
Фигурантами офшорного скандала, накрывшего весь земной шар после публикации расследования, проведенного журналистами из 77 стран мира, стали не только главы многих государств, но и звезды спорта и кино. В основе расследования - 11,5 миллионов документов общим объемом 2,6 терабайта.



Д. ДЕМУШКИН: КОНЦЕРТ ДЛЯ ВИОЛОНЧЕЛИ С ОФШОРОМ
По мнению оппозиционера Дмитрия Демушкина, вся российская власть соткана из коррумпированных чиновников, ведущих "офшорный бизнес", не связывающих свою дальнейшую жизнь с Россией. 



Дополнительно:







ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Интересная информация