вторник, 5 апреля 2016 г.

Новый Аркаим


Потерявшиеся дети
Мы, современное человечество, считаем себя развитой цивилизацией, но, как ни парадоксально, находимся в очень «странном положении». Мы ничего не знаем о том, кто мы такие, откуда пришли, кем были наши предки.
Последние открытия в истории, археологии и даже в географии на самом деле явились не открытиями, а загадками, ставящими в тупик.


Продолжение смотрите в плейлисте Романа Милованова

Несмотря на продвинутые технологии, мы до сих пор не можем понять, каким образом были возведены пирамиды, мегалиты, грандиозные храмы древности. Причем в поле зрения появляются все новые и новые невообразимые сооружения и артефакты, которые каким-то странным образом находились совсем рядом, но не попадались на глаза.

«Странным образом оказывается», что пирамиды есть и в Китае, да поболее египетских, да не единицы, а тысячи. В Антарктиде, похоже, тоже. Совсем недалеко от берегов Японии и Кубы на дне океана, буквально «под носом», обнаруживаются циклопические сооружения, еще похлеще пирамид. Да и много еще всякого всплывает.

Раньше, от простой и наглядной теории Дарвина, было даже как-то спокойно и надежно. А теперь, оказывается, все не так, и ничего неизвестно. От хоть и смутной, но веры в то, что мы созданы по образу и подобию Бога, было так же надежно
и уютно. А сейчас уже сомнение — не пришельцы ли явились тем самым подобием и образом.

Те же или другие неизвестные пришельцы так и продолжают летать тут и там, не удостаивая нас, «высокоразвитую» цивилизацию, контактом. Средства массовой информации все обставляют загадками, а наука скромно помалкивает. Удивляет то, что данные обстоятельства не кажутся нам странными, а принимаются как должное. Ну, есть белые пятна, ну так что, мало ли еще чего не изучено.

На самом деле таких белых пятен накопилось уже до неприличия много. И все это НЕ нормально и НЕ естественно, а нелепо и странно. Такие определения, как «не изучено» и «не понято» — лишь слабые оправдания. Здесь более уместны другие термины: забыто и утеряно. Мы оказались в крайне нелепом положении.

Мы как потерявшиеся иди кем-то брошенные дети. Вокруг нас творятся какие-то вещи, но помимо нас. И даже то, что творится в нами же созданной песочнице, происходит помимо нашей воли. Мы не можем эго контролировать. Погрязли в войнах, конфликтах, болезнях, кризисах. Близки к экологической катастрофе. Тревога и стресс — наши привычные спутники.

Очередная загадка — Аркаим, который до недавнего времени был так же рядом и незамечаем, в очередной раз показывает, что мы всего лишь неразумные дети. Наши родители, построившие это сооружение, бесследно пропали. Будто куда-то ушли, оставив нас спящими, и вот мы проснулись и вдруг осознали, что теперь придется как-то обходиться самим. Но мы не пробудились окончательно, а так и продолжаем жить, словно во сне.

— Поклоняемся святыням, но не отдаем себе отчета, почему и зачем.
— Ищем скрытую мудрость в древних текстах, но не понимаем смысла.
— Пытаемся следовать тысячелетним духовным практикам, но тщетно.
— Мы забыли что-то очень важное.
— Мы делаем что-то не так.
— Мы потерялись.
— И мы устали.

Устали, еще не начав жить. Это видно но статистике суицидов и депрессии, превратившейся уже в пандемию. А также по растерянным письмам читателей, особенно молодых, которые находятся в общем для всех затруднительном положении: не знают, что делать со своей жизнью. И мы точно делаем что-то не так, судя по многим признакам.

Еще недавно примером для подражания были покорители новых вершин, строители новой жизни, энтузиасты своего дела — создатели. А сейчас стандартный образец для подражания — потребитель, который может себе позволить то, чего другие не могут.
Если раньше настоящие люди добывали себе славу в горах и океанах, на полярных льдинах и в холодной Арктике, на грандиозных стройках и неизведанных просторах, то сейчас настоящие — куда-то исчезли. Их место заняли системные функционеры, менеджеры, члены социальных сетей, звезды ютуба и поп-звезды. Раньше и друзья были настоящие, а теперь — суррогатные. «Либо подтвердите дружбу, либо сообщите нашему пользователю, что не знакомы с ним».

Мы что-то делаем нс так уже лишь потому, что дикие животные и растения не знают болезней, в то время как сам человек, а также его домашние животные и культурные растения, — болеют постоянно. Почему бы это? И с чего все началось?

Глупая затея
Всех болезней не перечислишь, их слишком много, возьмем лишь основные — дегенеративные, в числе которых сердечно-сосудистые, рак, диабет, СПИД, артрит, ожирение. Дегенеративные — это такие болезни, когда организм в буквальном смысле разваливается, деградирует.

Наивно думать, что меня, мол, это не касается и не интересует. В России, например, сейчас 3 миллиона больных раком. Они тоже не думали, что это их коснется. Думать, конечно, не стоит, но надо знать хотя бы элементарные вещи. Досадно ведь умирать от невежества.

История дегенеративных заболеваний ведет свое начало с того момента, как зерно, из каких-то глупейших соображений, принялись очищать от оболочки и зародыша.

Прочих пищевых технологий касаться не будем, речь пойдет только о продукте первой необходимости — злаковых.
Самое ценное в зерне — это как раз и есть оболочка и зародыш. В них содержатся ключевые витамины, микро- и макроэлементы, без которых нормальное функционирование организма невозможно. Именно оболочка и зародыш питают организм всем необходимым и одновременно очищают его. Все остальное в зерне — «бочка с жиром» для зародыша, для его стартового развития.
Питательные вещества в спящем, не проснувшемся зерне находятся в законсервированном, мертвом состоянии. При прорастании они переходят в живую, активную форму, в которой легко и полноценно усваиваются. Но человеку недосуг с этим возиться — ему надо быстрей и проще.

Мука так называемого «высшего сорта» на самом деле является продуктом наиболее низкого качества. Это, грубо говоря, мертвый крахмал. Для приготовления клейстера — подходит, для питания менее всего. Крахмал оседает в организме в виде слизи, печень засоряется мазутообразной массой, стенки кишечника забиваются налетом, на сосудах откладывается известь, в крови плавают клейкие сгустки. Прямые ассоциации с канализацией и грязной сантехникой. В такой среде, само собой, развиваются всевозможные болезни.

В муку высшего copra, поскольку все естественные вита мины из нее удалены, добавляют витамины искусственные, от которых больше вреда, чем пользы. К тому же мука — весьма скоропортящийся продукт. Свежесмолотая мука стремительно теряет свой товарный вид, необходимую консистенцию, влажность и прочие свойства, позволяющие из нее хоть что-то делать.

Очевидно, эго совсем невыгодно ни производителям, ни торговцам. Для того чтобы превратить муку в кондиционный продукт, ее подвергают основательной химической обработке. Л сейчас еще и генно-модифицированной соей могут сдобрить, чтобы себестоимость снизить, а «питательность» повысить. Потребителей во все тонкости этих манипуляций не посвящают, дабы не травмировать психику.

Фатальное изобретение
Очередная глупость или скорей фатальная ошибка — изобретение «быстрых» дрожжей, которые еще называют термофильными. Причина все та же — человеку надо все быстрей и проще. Природная закваска, которой пользовались тысячелетия, поднимает тесто не так чтобы медленно, но все же неторопливо. А с дрожжами — раз, и готово.

Термофильные (пекарские) дрожжи — это одноклеточные грибки, выведенные искусственно. По сути, это первый генно-модифицированный организм. Размножаются эндоспорами (почками). Питаются углеводами (сахарами), во внешнюю среду выделяют продукты обмена: спирт, углекислоту, токсины.

Широкое распространение получили после Второй мировой войны. В те времена (да, пожалуй, и сейчас) люди свято верили в торжество науки и думали, что все, что она предлагает, надо тут же внедрять. В чем же их вред?
В отличие от природных грибков термофильные дрожжи очень агрессивны и живучи. Попадая в организм, они начинают перестраивать внутреннюю среду под себя. Делают это тихо и незаметно, как и любые паразиты. В результате симбиотная микрофлора угнетается, иммунитет падает, создаются условия для развития всевозможных патологий.

Представьте, в вашем организме обосновался и растет гриб. Это, конечно, не совсем точное сравнение, поскольку дрожжи одноклеточные, но суть та же. Под сильным микроскопом видно, как эти грибки плавают в кровотоке и чувствуют себя вполне вольготно. Иммунитет не работает. Отыскав ослабленное место в ткани, грибок прикрепляется к ее стенкам и прорастает внутрь. Природные грибки не могут выживать в организме, а термофильные — запросто.

Внедрив свое «прогрессивное изобретение», наука в который раз нарушила один из основных природных принципов. Природа не допускает преобладания и главенства какого- либо одного вида организмов — НИГДЕ. Численность видов в природе регулируется так, чтобы не нарушалось равновесие. Наука игнорирует природные законы и самонадеянно устанавливает свои. Только потом, как нередко бывает, спохватывается и начинает опровергать, или, мягко выражаясь, «корректировать» саму себя.

Гак же случилось и в этот раз, когда обнаружилось, что дрожжи несут в себе нешуточную опасность — рак. Микробиологам лишь недавно удалось выяснить, что дрожжи вырабатывают так называемый микотоксин, способствующий развитию раковой опухоли. В частности, эксперименты немецкого профессора Германа Вольфа однозначно показали, что дрожжевая среда служит катализатором для активного размножения раковых клеток.

Впрочем, ту же закономерность можно было выявить из статистических данных, сопоставив начало повсеместного распространения пекарских дрожжей с резким ростом онкологических и прочих дегенеративных заболеваний.

Троечники от науки
Повторим, в чем состоит вред дрожжей:
• Они способны проникать в кровоток, а значит, в любые органы.
• Чужеродные грибы создают свою среду, подстраивают организм под себя.
• Симбиотная (здоровая) микрофлора угнетается, а патогенная расцветает.
• Дрожжи в процессе своей жизнедеятельности выделяют микотоксины.
• Организм становится легкодоступным для чужеродных бактерий и вирусов.
• Создаются идеальные условия для развития раковых клеток.

Есть и другие вредные последствия, но мы их здесь обсуждать не будем. Уже одного лишь фактора — угнетения симбиотной микрофлоры и расцвета патогенной — вполне достаточно, чтобы подорвать основы здоровой функциональности организма. Вследствие этого иммунитет падает, а система пищеварения расстраивается, теряет свой КПД. Начинают преобладать процессы гниения, размножаются паразиты. Дисбактериоз расцветает во всей красе. И тут пей «чудодейственные йогурты», не пей, это ничего не меняет.

Так что же в итоге, перечисленные факты никого даже не настораживают? Где уж там — напротив, все «цивилизованное» общество, как ни в чем не бывало, продолжает дружно шагать в никуда. Никто ничего не знает и знать не хочет. Все просто едят то, что они едяг, не задумываясь, и даже дрожжевой квас наивно причисляют к «пользительным» напиткам.

Отдельные приверженцы биосферы пытаются что-то объяснить больному обществу, но их голоса звучат слабо на фоне оголтелой пропаганды техногенной системы. У системы имеется целая армия ее защитников — я их называю «троечники». Под «троечником» понимаю не столько получателя соответствующих оценок, сколько серую посредственность, которая, как вестимо, торжествует и составляет основу системы — немыслящую, бессознательную массу.

Троечник обладает одним очень ценным для системы качеством: он не хочет ничего знать, но при этом готов упорно отстаивать свое невежество. А когда в Интернете или на телевидении троечники выступают от лица науки, это смотрится вообще клево. Глубокими знаниями они не блещут, но получают специфическое удовольствие от осознания себя причастными к Науке (с большой буквы) и всегда настырно защищают ее (науки) наиболее закоснелые заблуждения.

Как только кто-то где-то высказал здравую мысль, не вполне вписывающуюся в устоявшиеся догмы, троечники тут как тут. Они сразу нагородят огород научных терминов, значение которых когда-то смутно понимали, с тем чтобы застолбить свою «компетентность», а после спокойно нести совершеннейшую ахинею.

Так вот, вокруг проблемы с дрожжами сейчас наблюдается противостояние между приверженцами биосферного направления и техносфсрными «блюстителями». Приверженцы природных принципов не могут перекричать троечников от науки, потому что тс толстокожие и тупые. А тупых никогда не переспорить. Тем более что у них в распоряжении системные СМИ и «крыша» от псевдонауки.
Троечники еще пользуются тем, что аргументы их противников, надо признать, довольно спорные.

Например:
«Дрожжи изобрели в гитлеровской Германии, чтобы извести советский народ»
Однако это не совсем так. Нацисты занимались разработкой биологического оружия, пытаясь вырастить агрессивный грибок на основе человеческих костей, только довести до конца свои разработ ки нс успели. А дрожжевой хлеб сейчас уже потребляет и сама Германия, и весь остальной мир.

«В производстве дрожжей используется длинный список всевозможной химии»
Сейчас в любом пищевом производстве используется много всякой химии, в том числе моющие средства и реагенты.

«Дрожжи не погибают при выпечке, потому что они термофильные»
Дрожжи были названы термофильными, поскольку, в отличие от природных грибков, они выживают при температуре 42°С. Но при более высоких температурах они таки погибают. И это является основным аргументом троечников от науки.
Однако есть один нюанс, о котором системная наука предпочитает умалчивать. Дрожжи при выпекании, может, и погибают, а вот их споры, очевидно, нет. Троечники почему-то забывают, что споры грибков могут быть очень устойчивы к внешним воздействиям.

Системное государство
Очередным фатальным изобретением науки явились генно-модифицированные организмы. В сравнении с дрожжами это еще более мощный рычаг системы для зомбирования людей и приведения их в анабиозное состояние, в котором они, подобно клонам, будут выполнять именно то, что от них требуется.

Ну и конечно, регулирование численности населения — одна из главных задач, которую решают ГМО. К слову, если рядовому обывателю сокращение растущего населения Земли представляется хорошей штукой, тогда ему стоит позаботиться, чтобы это сокращение не началось с него самого.

Перечислим кратко, чем ГМО опасны для человека:
• Общее ухудшение здоровья.
• Ожирение, бесплодие, аллергия.
• Рак, диабет, прочая дегенерация.
• Нарушение осознанности, внимания, памяти.

Причем деструктивные изменения откладываются на уровне ДНК — так система уже сейчас оказывает влияние на будущие поколения и готовит себе армию клонов.

Что касается окружающей среды:
• Исчезновение пчел, занимающихся опылением растений.
• Постепенное и повсеместное заражение всех растений.
• Мутация животного и растительного мира.

Очевидно, это катастрофа. Не для техносферы, конечно, а для биосферы. Система не заинтересована в сохранении уникальной природы нашей планеты. А кто в этом заинтересован? Может, государство? Тоже нет. Хотя для отдельных государств ГМО также несет в себе прямую угрозу:
• Взлом продовольственной безопасности.

Семена генно-модифицированных растений не прорастают, а это значит, банк семян находится в руках корпораций, производящих ГМО. Вообще, задача системы — полное стирание границ, национальностей, культур и создание единого государства — полноценной матрицы.
Но неужели руководители государств не понимают, в чем состоит угроза? Очевидно, нет, потому чго политики и чиновники, будучи винтиками системы, действуют либо неосознанно, либо вынужденно они делают то, что диктует им система. Нужно быть очень здравомыслящей и сильной личностью, чтобы сохранить у себя хоть остатки осознанности и свободной воли.

Имеются и такие исключения.
Уважающие себя страны объявили себя зонами, полностью свободными от ГМО. В их числе: Австрия, Швейцария, Греция, Польша, венесуэла.

О Российском государстве в этом плане ничего уважительного сказать нельзя. Оно уже превратилось в чисто системную надстройку. В России распространению ГМО дан зеленый свет. В частности, скоропостижно были подписаны следующие два документа.
В ноябре 2006 года — соглашение, в соответствии с которым США предоставляются полномочия прямого регулирования внедрения ГМО в России. (Звучит дико, но факт.) И второе, в апреле 2013 года — постановление о государственной регистрации генномодифицированных организмов, что фактически дает ГМО государственную поддержку.

В России уже выращивается трансгенная кукуруза, соя, подсолнечник, картофель. На Дальнем Востоке весьма вероятны посадки трансгенного риса, а также и прочие неконтролируемые посадки. Никто вам не даст гарантии, что мучные изделия, которые лежат в супермаркете, не изготовлены из генно-модифицированной пшеницы. Специальная маркировка продуктов, содержащих ГМО, запрещена.

Таким образом, на государство надеяться — наивно. Наше государство даже о своей безопасности позаботиться не может. Сначала разваливает свою армию, потом, когда опомнится, начинает ее спешно укреплять, а в случае войны использует своих граждан как пушечное мясо. Так уже было, и не однажды, на протяжении последних десятилетий новейшей истории.

Не стоит ждать, когда государство в очередной раз опомнится в ситуации, в которой продовольственная безопасность взломана, природа вконец испорчена, а население повально больное.
Вывод из всего сказанного следующий. Если государство не заботится о своей безопасности и безопасности своих граждан, тогда у граждан нет другого выхода, кроме как самим позаботиться о своей безопасности.

Понятно, эго не означает, что существующий строй надо свергать и на его месте создавать новый. Напротив, наше государство требуется всеми силами укреплять, иначе и того что есть лишимся.

Коллективный разум
На заботу государства рассчитывать не приходится, а на коллективный разум полагаться — и подавно нельзя. Все дело в том, что человек сам по себе может быть и мудрым, и даже гениальным. Но стоит ему влиться в социум, как весь его ум и осознанность сходят на нет.

История показывает, что сознание социального элемента — весьма примитивно, заставить его верить во что-то или принудить работать на кого-то — легко. Сознание коллективное так же лабильно — подчинить его влиянию, втянуть в ненужную войну, занять какой-то деструктивной деятельностью — нетрудно.
Человеческая мудрость, веками накопленная, — бесценна, но, к сожалению, пылится на полках и не работает, А вот человеческие заблуждения — безграничны и в то же время всегда активны, в деле. Вот такой парадокс.

Так что полагаться следует только на себя. Нельзя доверять социуму, нельзя доверять государству А вверять свое здоровье, свою жизнь в руки системной науки и медицины можно лишь с большой осмотрительностью.
Вообще, это очень распространенное и стойкое заблуждение, что государству и социуму в науке и медицине можно доверять. Ни в коем случае, потому что это все производные коллективного, считай спящего, разума.

И уж тем более нельзя поддаваться обманному чувству стадной безопасности, при котором возникает иллюзия, что если псе бредут куда-то вместе, то это и безопасно, и правильно.
На самом деле миллионы смертей не видны, незаметны, потому что человек, попавший в реальную беду, отстает or общего стада и выпадает из поля зрения. Случившееся с ним — лишь его личная трагедия. Да, не повезло, по это никого не волнует — человек тихо и незаметно уходит. Вот так, тихо и незаметно, уходят миллионы. А стадо бредет дальше, как ни в чем не бывало. Иллюзия стадной безопасности вовсе не гарантирует саму безопасность. Таково реальное положение дел.

Наука внушает больше опасений, нежели доверия. Техногенная наука продемонстрировала грандиозные успехи в изобретении способов уничтожения всего живого. А вот как гармонично сосуществовать с биосферой планеты, ее не интересует. То же самое медицина — занимается не устранением причин заболеваний, а лечит симптоматику. В частности, дегенеративные болезни она излечивать неспособна. Иногда то тут, то там слышны фразы: «ученые бьют тревогу» или «врачи бьют тревогу». Смешно, право.

Почему ученые спохватились так поздно по поводу того, что дрожжи способствуют развитию рака? Стандартное оправдание: наука — она развивается. Но это мало что меняет, потому что внедряются не те изобретения и открытия, которые идут на пользу человеку, а те, что работают в интересах системы.

Наука еще спохватится по поводу ГМО. Может быть. Потом. Когда будет уже поздно, поскольку модифицированные растения нельзя просто так взять и убрать — они уже распространяются повсеместно, сами, путем перекрестного опыления, заражая здоровые растения.
Почему все, чего касается техногенная цивилизация, начинает болеть? Потому что наукой и медициной, как экономикой и политикой, управляет система. Внедряются только такие технологии и открытия, которые нужны системе. Внесистемные изобретения будут пылиться на полках.

Системную науку продвигают троечники. Уж лучше бы двоечники. Эйнштейн и Тесла, например, были двоечниками
еще со школы. Они прекрасно понимали, куда могут завести научные открытия в больном обществе, поэтому делали все возможное, чтобы «попридержать удила» или направить исследования в другую сторону. Но где им было осилить армию троечников!

Троечники от науки изобрели пахотное и химическое земледелие. Они представляли почву как безжизненную массу неорганики, которую можно ворошить и так и этак. В голове у троечника не укладывалось, что почва — это целый мир микро- и макроорганизмов, сосуществующих в симбиозе. Что именно флора и фауна почвы делают ее почвой, пригодной для жизни растений. Это понимали наши предки — они не переворачивали почву чуть ли не на полметра. Соха земледельца и плуг трактора — совершенно разные вещи. Даже древние шумеры знали, что обработка почвы это максимум поверхностное рыхление, глубиной не более 5-7 см.

Но троечники во все эти тонкости вникать не собирались. Нечего ждать милостей от природы. Сначала почва переворачивается глубоким плугом вверх дном. Это все равно что шкуру животного вывернуть внутрь мехом. Или как если бы великан прошелся со своим плугом и своротил лес корнями наверх. Аэробные микроорганизмы оказываются без воздуха, в то время как анаэробные снаружи. Все наоборот перевернули, затем, раз-два-взяли, засыпали землю химией, микроорганизмы убили, несколько урожаев сняли, пока всю флору и фауну почвы не извели вконец, и ну айда новые методы изобретать, потому как почва мертва и не родит уже.

Вы не заметили, что фрукты и овощи в последние годы стали почти безвкусными? Сейчас сладких дынь и арбузов, например, в природе не существует. По рынку пройдешься, торговцы изо всех сил там стараются, расписывают на своих ценниках: «сладкие!», «суперсладкие!», «супервкусные!». А попробуешь — вкуса-то и нет, того что был когда-то. Нели о сладости вообще писать неприлично, тогда на худой конец пишут — «сочные!», вешая ценник на синтетические абрикосы. А какими же еще должны быть свежие фрукты, по- вашему? Не сочными, иссохшими?

Биотехнологии обработки почвы, не нарушающие природные принципы, существуют, но разве система позволит им пробиться? Ведь тогда растения натуральными станут, а в головах людей прояснение начнется, а этого никак нельзя допустить.

Но все же и здесь имеются исключения. В Японии, напри мер, уже все-таки поняли, что так дальше нельзя (просто земли у них маловато), и начали использовать биотехполо- гии. Принцип состоит в том, чтобы не убивать почву химией, а, напротив, засеивать свойственными ей микроорганизмами. В результате земля уже через несколько лет полностью восстанавливается, становится рыхлой до метра в глубину, затраты на ес обработку в разы сокращаются, а урожай в разы увеличивается.

Аналог подобной практики существует и у нас в России (не все же троечники, в конце концов), под названием ЭМ- техноногии. ЭМ — аббревиатура «эффективные микроорганизмы». Всю необходимую информацию можно найти в Интернете. Принцип тот же, что у японцев, — отказ от переворачивания почвы, а вместо удобрений — специально подобранные культуры микроорганизмов. И дешево, и эффективно, и биосфера возрождается.

Осенью почву полили такой водичкой, так она сразу настолько оживает, что семена сорняков прорастают, а с первыми морозами гибнут, так что к песне почва чистая, и переворачивать се не надо, и химии никакой. ЭМ-технологию уже освоили некоторые продвинутые дачники, так у них на участках все расцвело пышным цветом и продукция обрела свой натуральный вкус, и это притом, что горбатиться не надо, как раньше — на смену лопатам пришли небольшие тяпочки.

Так почему же данная технология до сих пор не внедряется повсеместно? Наверно, вы уже понимаете: потому что троечники от науки не дают, потому что система не позволяет, потому что медицина, наука и технология у нас системные. Выбор пути на развилке определяет дальнейший ход истории. Химия — болезни — снова химия — путь в никуда.

Вообще, если в любой деятельности не нарушать природные принципы, а, напротив, следовать им, тогда и результат этой деятельности будет в гармонии с природой, и в том числе с природой человеческою организма. Просто и понятно, так ведь?

Системные наука и технология следуют другим путем — они изобретают свои принципы — природа для них не авторитет. Только вот безоговорочно доверять результатам научной деятельности по меньшей мере наивно, потому что природные принципы существуют уже сотни миллионов лет, а наука — всего несколько десятилетий. Но, тем не менее, обывательский ум доверяет и верит — слепо и безоглядно. А вы все еще верите?

Почему?

Резонный вопрос: ну почему же люди не видят и нс понимают таких очевидных вещей? Всему причиной — замутненный разум. Все начинается с обеденного стола. Бытие определяет сознание — этот закон диалектики никто не отменял.

Система заинтересована в следующем: ее элементы должны быть не вполне здоровыми, чтоб не имели свободной энергии, а также слегка долбанутыми (буквально), чтоб не имели свободного сознания, не понимали где находятся и что вокруг происходит, Энергии и осознанной воли должно хватать ровно настолько» чтобы исправно исполнять свои функциональные обязанности — не больше и не меньше. Все это достигается очень просто — через то, что соприкасается и входит в нас непосредственно — через еду, предметы обихода, информацию.
Через еду, конечно же, — в первую очередь.

Изделия из муки являются продуктами первой необходимости. Поэтому система не может не держать эти продукты под контролем. Дрожжи и ГМО, а также химия и синтетика вызывают прямую блокировку здоровья, эн ер гии, сознания.

И чем дальше, тем больше химии и синтетики. В последнее время практически во все изделия из муки, в том числе хлеб, стали добавлять маргарин. Сливочного масла, что ли, не хватает? Нет, полки завалены, но: себестоимость ниже, прибыль выше. А в хлеб-то, с какой стати? Зачем он там нужен?

А затем, чтобы покрепче привязать к кормушке, посадить на иглу. Потому что чем токсичнее продукт, тем сильнее привязанность, как к наркотику. Маргарин — чисто синтетический продукт, организм не знает, ни как ею усваивать, ни как выводить. Токсины накапливаются, сознание мутнеет, а дозы требуются все новые.

Так люди постепенно привыкают и постепенно оказываются в проблеме. Сначала подавляют свою микрофлору дрожжами — доминирующим видом» потом отпиваются синтетическими йогуртами, опять же с преобладанием какого-то вида микроорганизмов, да в придачу с химией,

Система довольна: процесс производства и потребления налажен, медицина и фармакология работают на полную катушку, свободной энергии у винтиков нет, сознание их зату^ манено — все как надо — они готовы строить систему, как слепые термиты термитник. Один из «топ-менеджеров» системы, Джон Рокфеллер, тобил повторять: «Мне не нужны думающие люди — мне нужны работающие»».

«Работающие люди» ничего не соображают — они просто делают, что им говорят. Чем им питаться — говорят полки супермаркетов. Из чего выбирать — говорит реклама. Они даже не задумываются, что возможен иной выбор. Бредут, глядя, под ноги и не видя ничего вокруг. Дружно шагают в никуда. Потому что действует принцип: тот, кто в проблеме, проблемы не видит. Вот, собственно, и все.

Главные выводы из всего вышесказанного:
— Дрожжевой хлеб — средство блокировки здоровья, энергии» сознания.
— Люди не понимают этой проблемы, потому что сами в проблеме.
— Коллективный разум — не разумен, он полностью подчинен системе.
— Социум порождает иллюзию; если все так делают, значит, это правильно.
— Нельзя поддаваться иллюзии стадной безопасности.
— Системная наука и технология — продукты коллективного разума.
— Нельзя доверяться всему, что предлагает наука и технология.
— Медицина и фармакология — инструменты системы.
— Цель медицины — не излечивание пациентов, а постоянное их лечение.
— Не стоит рассчитывать на реальную помощь медицины,
— Государство — чисто системная надстройка.
— Цель государства — защита интересов системы, но не граждан.
— Наивно полагаться на заботу государства о безопасности граждан.
— О своей безопасности можете позаботиться только вы сами.

Выбор направления определяет все дальнейшее развитие цивилизации. Если выбран путь единения с природой, ее законами и принципами, человек обретает сверхспособности — ему не нужны машины, чтобы возводить мегалиты, перемещаться в пространстве и обмениваться информацией. Но если человек отказывается от Силы, заложенной в нем изначально, и начинает создавать машины, он логично и неизбежно становится «рабом», придатком техногенной системы, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Поэтому мы — потерялись, и мы беспомощны. Мы уже не способны управлять матрицей, которую построили — она развивается самостоятельно, синергетически. Мы не можем обратить процесс вспять — он уже вышел из-под контроля. Как муравейник управляется извне — тонкоматериальной структурой, маятником, так и человеческая цивилизация управляется вышестоящей надстройкой — техногенной системой.

И мы не сможем постичь смысл артефактов, оставленных прежними цивилизациями, в категориях и рамках своей науки, потому что наши с ними пути расходятся в принципе. Что они там делали, со своими сооружениями, зачем они? Для захоронений, длл культовых обрядов, для наблюдения за звездами? Что мы можем понять, на уровне своего развития, если даже не представляем, как эти сооружения были построены?

Смысл Аркаима как памятника — для нас — не в его назначении, а в пути, выбранном когда-то на развилке. И тайну Аркаима следует искать не в древних развалинах, а где-то ближе, в своем сознании или на обеденном столе. Арка- им — не загадка, а путь развития. Какой именно это путь, сейчас трудно сказать, но уж точно не техногенный.

Все, что мы можем на данном этапе сделать, — это организовать сообщество единомышленников, приверженцев биосферы, из тех членов социума, которые еще не совсем зомбированы, которые еще не утратили последние зачатки способностей видеть и понимать, что происходит.

Мы так же не можем уничтожить систему или выйти из нее, как не можем покинуть единственный дом. Но мы способны создать биосферный оазис, чтобы как-то существовать в системе и пользоваться ее благами, не теряя при этом себя и не будучи ее придатком.

Биосферный оазис — не утопия, а реальность, которую способен создать каждый в своем мире, начиная со своего дома, если:
1. Опираться не на системные рычаги, такие как наука, медицина, государство, а на сообщество приверженцев биосферы.
2. Не бороться с системой, не пытаться ее переделать, а использовать ее же специфику и методы, с помощью которых она переделывает нас.

Единственный способ воздействия у системы один — использовать то, что входит в нас непосредственно: пища, обиход, информация. Единственный способ уклониться от этого воздействия у нас — использовать свое право выбора, пока оно еще не отнято окончательно и пока еще есть из чего выбирать. Делая свой выбор в пользу биосферной продукции и информации, мы формируем вокруг себя биосферный оазис, поскольку спрос определяет предложение* от этого системе никуда не деться.

Все очень просто: что выбираем, то имеем. Непросто лишь проснуться, стряхнуть с себя наваждение» перестроить сознание, выбрать путь и наконец начать ему следовать. Сложность в том, что методы системы построены на зависимости. Она приучает людей к своей кормушке, тем самым заставляя хотеть и выбирать то, что выгодно ей.

В таких условиях нет иного способа обойти систему, кроме как применять ее же методы — распространение информации. Только в данном случае не лживой, а правдивой информации о реальном положении дел.

Свою безопасность и свободу можете обеспечить только вы сами. Наиболее действенный способ — освободить себя от привязанности к системной кормушке, одним из основных элементов которой является мука и мучные изделия. Далее приводится технология, каким образом это можно осуществить. Это не просто домашние рецепты, а конкретный способ выйти из стойла, в буквальном смысле.

(с) Вадим Зеланд. Клибе



ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ

4 комментария:



  1. Внутри околицы обширного селенья не было ни улицы, ни односторонки, ни курмыша. Обнесенные околицей жилые строенья и разные службы были расположены кругом обширного двора, середи которого возвышалась часовня. Строенья стояли задом наружу, лицом на внутренний двор. Такое расположение домов очень давнее: в старые годы русская община всегда так строилась; теперь редко где сохранился круговой порядок стройки, все почти наши селенья как по струнке вытянулись в длинные улицы или односторонки. За Волгой и в северных лесных пространствах кое-где сохранились еще круговые поселенья, напоминающие древнюю общинную жизнь предков. Таковы были и скиты.
    (Мельников-Печерский. В лесах.)
    А теперь посмотрите на Аркаим. Ничего нет общего?

    ОтветитьУдалить
  2. Поселения всегда строились с учётом местности, никакого четкого шаблона по строительству не было. Аркаим - это не город, а производственный цех. А вот что в нем производили и для чего? Сам же город находился возле гор....

    ОтветитьУдалить
  3. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  4. Анонимный9 июня 2016 г., 5:48

    Хлебопекарные дрожжи (в народе — «термофильные») — полезны или вредны?
    Read more at: http://vegetarianskij.ru/xlebopekarnye-drozhzhi-v-narode-termofilnye-polezny-ili-vredny/

    ОтветитьУдалить

Интересная информация