среда, 10 июня 2015 г.

Михаил Делягин: Сколько осталось Евросоюзу?


Разница уровня жизни в главных, развитых странах Евросоюза и остальных составляет более чем в 15 раз. В таких государствах, как Латвия, Эстония, Литва, более четверти населения уехало из страны на заработки, потому что после вступления в Европейский союз их промышленность была фактически ликвидирована. Есть ли будущее у такого Европейского союза или сколько он продержится?


О развитии энергетического рынка Европы
Иногда Европа дарит нам маленькие радости. 25 февраля этого года Еврокомиссия наконец приняла стратегию создания единого энергетического рынка до 2020г. Но на днях европейцы посчитали, сколько это будет стоить. Сначала называлась сумма 3 трлн. евро, головокружительная даже для Европы, а итоговая сумма составила 1 трлн. евро, что тоже безумно много. Картинку приукрасили, чтобы общество проглотило не подавившись. Но на деле получается, что 1 трлн. евро хотят инвестировать, чтобы сократить годовой объем потребления на 40 млрд. 

О стратегии развития энергетического рынка Европы, а также о том, сколько будет стоить для западных стран отказ от поставок газа из России.



Закат Европы: 100 лет спустя

Чем больше пространственный и временной масштаб анализа, тем более глубокие тенденции можно увидеть и понять. Поэтому мы часто рассматриваем вопросы на уровне десятилетий-столетий  или в размере цивилизаций. Один из непременных и важнейших аспектов существования человечества это развитие. Мечты о “светлом завтра” движут поколениями, выливаются в превосходство одних государств и цивилизаций над другими. Кто владеет прошлым … тот владеет будущим, поэтому чтобы понимать как будут развиваться цивилизации в долгосрочной перспективе, надо понять как они развивались ранее и какова ситуация сегодня.

Качество, помноженное на количество

Для начала следует подобрать ряд количественных параметров, на основе которых реально провести анализ. Выбор пал на два. Первый параметр количественный - это население/занятость/наработанные в экономике часы. Второй параметр качественный - это производительность труда. Увеличение производительности труда на практике означает увеличение результата труда при неизменном количестве трудозатрат. Например, пекарь начал печь за час 110 буханок вместо прежних 100 (+10%), а дворник стал убирать 11 дворов вместо 10. Производительность труда можно тоже измерять по-разному - на душу населения, на работника, на час работы.

Умножение первого количественного параметра на соответствующий качественный даст ВВП. Например, если известно, что производительность труда на работника равна $5, а всего 100 работников, то ВВП будет $5*100=$500.

Годовое изменение в любом из параметров выливается в аналогичное годовое изменение ВВП. Если первый множитель, производительность труда, вырос на 2%, то и ВВП вырастет на те же 2%. Если же оба параметра выросли на 2%, то рост ВВП, с оговорками, составит суммарные 4%. Нация увеличивает своё благосостояние, а превышение над среднемировым ростом даёт шанс подиктовать условия отсталым соседям, а может и остальному миру. Конечно, с поправкой на свой размер.

Западная цивилизация: компьютерная революция исчерпана

Итак, что вообще происходит. Удобный модельный пример для понимания запада это США. Технологические революции в США протекают быстро, быстро же заканчиваются и потому чётко выделяются на фоне застойных периодов:


По вертикальной оси отложена суммарная сглаженная динамика двух описанных ваше параметров. Чётко прослеживается четыре периода:
  1. Период интенсивного роста до 1980. В послевоенное время в США работали оба драйвера: во-первых, это было время внедрения инноваций второй промышленной революции и потому можно отметить высокий рост производительности труда (красное поле). Во-вторых, хорошо рос и количественный параметр - это результат послевоенного всплеска рождаемости. Оба параметра росли, в среднем, по 2% в год и в итоге получался высокий рост в 4%.
  2. Период стагнации. К 1980-м исчерпалась вторая промышленная (всё было внедрено) и нужны были инновации новой парадигмы. Поэтому производительность труда прибавляла жалкий 1% в год. Занятость начала сбавлять темп роста. Ежегодный рост ВВП опускался вплоть до 2,5%.
  3. Период роста. В 1990-х набирает ход компьютерная революция, которая позволяет серьёзно увеличивать производительность труда - красное поле к 2000 году достигает пика - 2,5% годового роста производительности труда! В довесок к неплохому росту занятости опять получается до 4% ежегодного развития экономики.
  4. Период стагнации. К началу мирового экономического кризиса компьютерная революция уже сошла на нет - 1% роста производительности труда. Никакими победными 4% и не пахнет. Налицо период долгосрочной стагнации, несмотря на некоторый восстановительный рост (из-за сглаживания пока не виден). Более того, просматривается полувековой тренд на снижение скорости роста. 2,6% годового роста в четвёртом квартале 2014 года рассматривались как отличный результат.
Несмотря на то, что предыдущее десятилетие (2000-2010) запомнилось как одно из самых сладких и общество было завалено дешёвыми кредитными деньгами, рост производительности труда в США упорно замедлялся. Компьютерная революция к тому времени, в целом, распространила свои инновации, простора для роста не осталось. Здесь мы немного отступим и напомним, что революцию удобно описывать с помощью логистической кривой (s-кривой), а развитие и череду революций с помощью череды s-кривых. Медленный старт - инновации нужно создать, быстрое распространение - лозунг “ЭВМ в каждый офис!”, и затухание - офисы без ЭВМ кончились и революция исчерпала себя.


Новой революции (s-кривой) пока не нашлось.

Итого, оба драйвера развития на данный момент во многом исчерпаны - и качественный (рост производительности труда) и количественный (рост занятости, населения). Тема долгосрочной стагнации [secular stagnation] является сейчас одной из самой обсуждаемых на западе в экономической сфере: проблема была с шумом поднята выступлением Лоуренса Саммерса (бывш. министр экономики США) в МВФ и обсуждается ведущими экономистами, вплоть до бывшего главы ФРС Бена Бернанке. Последний недавно запустил собственный блог и занялся как раз обсуждаемым вопросом, но подходит к теме со стороны роста сбережений и ухудшения условий по инвестициям, что замедляет развитие.

Восток: рост производительности труда и урбанизация

В качестве примера из востока удобно взять Китай, но с ним есть ряд сложностей. В одной из предыдущих статей показывалось, что огромную роль в развитии играет урбанизация населения. Даже переход рабочего с выращивания риса на работу городского дворника вызовет рост производительности труда. С одной стороны, это всё-таки производительность труда и мы её и измеряем, с другой - хорошо бы отделить этот примитивный эффект от более качественной модернизации.


Видно, что в Китае отлично работают оба драйвера: и модернизация экономики в прямом смысле, и урбанизация населения, эдакая модернизация в широком смысле. Что стоит отметить:
  1. Китаю вообще есть что модернизировать, в отличие от Запада, который в рамках второй промышленной и компьютерной революций уже всё модернизировал и внедрил.
  2. По полной используется драйвер урбанизации - за последние 15 лет урбанизация коснулась 300 млн человек!
  3. Демографические проблемы Китая ещё больше, чем на Западе - рост занятости почти нулевой. Остаётся только рост за счёт качественного параметра - производительности труда (урбанизация+модернизация).
  4. Сглаживание графика (средняя скользящая за 7 лет) преуменьшает текущее замедление и вместо 10% роста сейчас на самом деле уже 7%.
Поэтому локомотивом мировой экономики является Восток. График ниже отображает это точнее:


Чуть менее половины роста мирового ВВП обеспечивается Китаем, три четверти - Востоком. Интересно отметить Индию, которая вышла на второе место по вкладу в рост мирового ВВП. Запад из-за своей стагнации смотрится блёкло. Остальные незначительны.

Перспективы. Роботизация в промышленности

Для стагнирующего Запада в контексте дальнейшего развития актуальны два вопроса, особенно:
  1. С чем будет связана новая технологическая революция
  2. Дата начала
На данный момент научное сообщество отдаёт приоритет автоматизации труда (роботизации) как наиболее вероятной основе новой революции. Промышленный робот по определению должен иметь способность перемещать манипулятор в трёхмерном пространстве и являться перепрограммируемым. Наибольшее распространение роботы получили в автомобильной промышленности и основное применение - перемещение деталей, сварочные и паяльные работы. В автомобильной индустрии Японии соотношение рабочих и роботов достигает 7:1. Количество промышленных роботов по странам:


Исходя из представленных данных и прогноза Международного Союза по Роботизации:
  1. Европа в последние годы не ускоряла роботизацию и не предполагается в ближайшем будущем.
  2. США, как страна с максимально быстрым откликом на инновации, всё-таки собирается немного ускорить этот процесс.
  3. Китай в своём репертуаре - показывает огромные скорости развития и в ближайшее время обгонит США.
Причины таковы, что роботизировать пока можно только примитивный рутинный труд - нельзя же роботизировать управленцев, технологов, инженеров и вообще творческие специальности. А именно примитивного труда много в Китае и мало на западе. Поэтому промышленная роботизация сильно ограничена на западе и имеет отличные перспективы в развивающихся странах. Маловероятно, что именно роботизация промышленности позволит западу снова стать локомотивом мирового роста.

Перспективы Запада

Перспективы по занятости у запада пессимистичны - США ещё в предыдущем десятилетии вошли в период 1% роста занятости против прежних 2%. У Европы ситуация хуже - население и занятость с трудом поддерживаются эмиграцией. Масштабные технологические революции сейчас отсутствуют и потому не стоит ожидать высокого роста производительности труда. Итого, оба параметра не предвещают высокого роста и потому прогнозы не очень оптимистичны: МВФ говорит о 2-3% для США и ещё меньше для стагнирующей Европы.

Тем не менее, мы нарисовали несколько пессимистичную картину для запада и упомянули только негативные факторы. Описанная “стагнация” это, ориентировочно, 2,5% ежегодного роста (1% занятости + 1,5% производительности труда) и лидерство будет ещё долгим. Запад до сих пор является самой передовой цивилизацией и формирует более 50% мировых расходов на НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки) и именно у него наибольшие шансы войти в новую революцию и подарить её остальному миру. Вдобавок, у Запада самая дорогая рабочая сила, что мотивирует увеличивать производительность труда. Напомним, Восток сейчас лишь внедряет то, что ранее создал Запад.

Перспективы Востока

Рост Востока, как и всё под луной, не вечен. Занятость в Китае уже начала стагнировать и в связи со старением населения дальше будет только падать. Ближайшие 15-20 лет ещё сможет работать драйвер урбанизации, но затем доля городского населения достигнет уровня развитых стран, и праздник станет несколько грустнее. Во-вторых, по мнению McKinsey, на 82% рост производительности труда в развивающихся странах имеет догоняющую природу. Затем он должен сильно усложниться и замедлиться. Кто-то войдёт в эту стадию раньше (Китай), кто-то позже (Индия).

Концептуально, Восток просто давит Запад количеством - напомним, что Китай уже обогнал и США и Европу по ВВП (по ППС). Через 15 лет “при прочих равных” это сделает и Индия. Основная причина — это огромное население. Четырёхкратно превосходящее население позволяет в четыре раза уступать в производительности труда для формирования аналогичного ВВП. И если производительность можно быстро нарастить (догонять всегда проще), то население нет. Именно поэтому позиции Востока намного перспективнее — на больших временных масштабах ключевой параметр цивилизации — это население. Если мыслить масштабом тысячелетий, то корректнее было бы выразиться, что Китай не обогнал США или Европу, а просто вернул себе лидирующие позиции, которые он потерял когда Запад вошёл в промышленную революцию и кратно поднял производительность труда. Напомним, что до промышленной революции ВВП и Индии и Китая превосходил ВВП Европы. Поэтому экономическое лидерство Запада это временное явление в истории человечества, лишь последние 200 лет, которое на небольшом масштабе может показаться вечным.

В следующем году исполнится сто лет, как отечественные деятели и СМИ хоронят запад - в 1916 году появился мем “загнивающий капитализм” в бессмертном труде Ленина “Империализм как высшая стадия капитализма”, а ещё через два года исполнится сто лет с произведения Шпенглера “Закат запада” (в России известно как “Закат Европы”). За это время запад пережил множество стагнаций и две “великие депрессии”, поэтому надо с осторожностью относиться к экстраполяциям в будущее.

Вячеслав Лактюшкин для Издательства "Селадо" 



ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Интересная информация