суббота, 6 июня 2015 г.

Мелисса вылечилась от рака щитовидной железы с помощью натурального питания


Крис: Мелисса расскажет о том, как она вылечилась от рака щитовидной железы. Надеюсь этот рассказ будет таким же воодушевляющим для вас, каким он стал для меня. Мелисса, расскажи, что случилось пять лет назад.

Мелисса: У меня только что родился второй сын. Ему уже исполнилось два месяца. Старшему было четыре года. Я никак не могла оправиться от беременности. Я Постоянно была уставшей. Да, у меня было два ребенка, это трудно, но я считаю, что постоянно чувствовать себя уставшей — это было ненормально. Весной 2010 года я стала постоянно болеть простудами, два раза у меня была стрептококковая инфекция горла.

Крис: Если вы постоянно болеете — это означает, что ваша иммунная система перегружена и ослаблена. Когда такое случается — это означает, что ваша иммунная систем не справляется со своей работой и раковые клетки могут начать быстро размножаться в организме. Итак, ты опять пошла к доктору.

М: Я пошла доктору с инфекцией мочевого пузыря. Когда я слезала со стола доктор сказал: «Постой, у тебя случайно не болит шея?» Он увидел несколько опухолей на моей шее, которых я не замечала все это время. Шея не болела — и я ничего не замечала, даже глядя в зеркало несколько раз в день. Доктор ощупал уплотнения послал на биопсию и ультразвук. Он позвонил мне, когда я была в магазине и сказал, что у меня рак. Все закружилось перед моими глазами. Казалось, жизнь кончилась. Но я видела, что люди продолжали жить и никому не было до меня дела. Мне было 26 лет.

Крис: Мы заметили, что растет число случаев рака у молодых людей. В этом виновата пища, которую мы едим, неблагоприятная окружающая среда, высокий уровень стресса. Что же случилось дальше?

М: Я узнала о том, что у меня рак в субботу. Уже до того, как сообщить мне это, доктора запланировали для меня предварительную радиацию, химию, хирургию. Я подумала, что я не буду ничего этого делать. Я знала, что прежде всего, должна все обдумать. Доктора уже распланировали мою судьбу. Это было нечестно. Я не хотела идти на операцию, делать химио- и радиотерапию.

Крис: Почему ты решила этого не делать?

М: Я боялась. Мне не давали продохнуть. Я считаю, что когда случаются подобные вещи — человеку нужно время, чтобы решить. Я никогда не делаю ничего важного без того, чтобы основательно все обдумать. С субботы до понедельника у меня не было достаточно времени на то, чтобы обдумать мою ситуацию.

Крис: Именно так действуют доктора. Они внушают вам, что химию и радиацию нужно начать немедленно, иначе вы умрете. Доктора, также, не дают вам других варинатов. Перепуганные люди не имеют возможности трезво взглянуть на вещи.

М: Они сказали, что если я не буду делать все, что надо достаточно быстро — я умру. Но я точно знала, что до понедельника я не умру. Я знала, что уже жила с раком какое-то время, и чувствовала, что у меня есть по крайней мере, несколько недель.

Крис: когда люди испуганы — они не могут принимать рациональные решения. Страх повышает уровень кортизола. А кортизол выключает область мозга, ответственную за рациональные решения. Охваченные гневом или страхом люди делают вещи — которые не имеют смысла. Если вам сказали — что у вас рак — имеет смысл сделать шаг назад и подумать о том, что происходит и почему и о том, чего вы хотите и чего не хотите делать.

М: было трудно отступить на время и принять решение. Общество давит на тебя — если не начнешь лечение немедленно — умрешь.

Крис: Была ли у тебя поддержка все это время?

М: Не было. Я сама ездила по врачам, в госпиталь. Я видела, что когда люди идут путем традиционной медицины- окружающие им помогают, их поддерживают. Как только я объявила, что буду лечиться натуральными методами — люди перестали меня понимать.

Крис: Так и получается и к этому нужно быть готовым. Если вы собираетесь лечиться натуральными методами — вас не поймут. Люди будут считать, что вы ошибаетесь. Итак, что было дальше?

М: Я решила, что поеду домой и выкину всю вредную еду. Взяла большой мусорный мешок и выкинула все: пакеты с чипсами, напитки, все.

Крис: откуда ты знала, что нужно было делать? Какую книгу прочла первой?

М: Я не читала никаких книг. Я не люблю читать. Я нашла доктора натуральной медицины. Она сказала, что кроме большого количества витаминов и пищевых добавок я должна исключить из рациона все с дрожжами. Я думала, что перестану есть хлеб. Но она сказала, что этого мало. Придется исключить все молочное, все сахара и углеводы.

Крис: это называется антикандидозная диета. В моем случае, я не употреблял чистый сахар и пищу, содержащую сахар. Но ел кое-какие фрукты.

М: Я не употребляла даже фрукты, они образуют уксус, который подкармливает разросшуюся в организме кандиду.

Крис: Наш подход к питанию различается, но он схож в том, что мы коренным образом изменили привычную диету. Полезно знать, что если вы следуете какой-то диете и не получаете результата — не нужно отчаиваться. Внесите изменения или найдите другую диету. Что же ты ела в течении дня?

М: Я не ела ничего молочного, включая сыры, йогурты и т.  д. Запаслась сырыми продуктами, делала себе гранолу. Ела много овощей и фруктов, салаты. Через несколько месяцев стала пить свежевыжатые соки.


Крис: какой диагноз тебе поставили?

М: Рак щитовидки, с ……в лимфатических узлах. Рак третьей степени

Крис: Ты пила много соков?

М: Пила соки с низким содержанием сахара 3-4 раза в день. Давила яблоки, морковь, сельдерей, свеклу. Я выращиваю овощи на участке, их и давила на сок. Проращивала овес (витграсс). Давила китайские травки. Моя кухня похожа на мини-ферму.

Крис: у тебя был высокий уровень гормонов…

М: TSH – был на уровне 48. Норма — это около четырех, у меня был слишком высокий уровень. Эндокринолог выписала мне лекарства. Я сказала, что буду лечиться пищей, натурально. Она сказала, что это невозможно, ничего не получится.

Крис: Чтобы выжить, вы должны уметь принимать свои решения. Должны хотеть жить. Особенно, когда доктора говорят вам что делать, и что больше ничего другое не поможет. Каждый, кто хочет выжить должен суметь сказать в такой момент — Я не верю!

М: Да, нужно суметь постоять за себя.

Крис: Значит, ты отказалась принимать лекарства и доктор сказала — Замечательно!

М: О нет! Она была против. Тогда я сказала — я знаю ваше мнение и оно мне не интересно. Наблюдайте за моими анализами, это все, что мне нужно. Через полтора месяца на моей диете показатель гормона у меня упал до 14. Доктор сказала, что так иногда бывает, но я не верила. Еще через пару месяцев опухоли сократились в размере. Гормон упал до 10.1. Я была счастлива. Самым трудным оказалось пройти первый месяц на новом питании. Сначала я ела одно и то же, потом начала экспериментировать, мне нужно было разнообразие.

Крис:Какой процент составляла в рационе сырая пища? 50%? Больше?

М: Вполне возможно. Я знала, что чем больше сырой пищи, тем лучше. Я пила много соков. И даже когда я пришла к замечательным результатам, все равно я встречала много сопротивления. Доктора говорили, что анализы крови — это не показатель. Но когда они ставили мне диагноз, анализы крови были показателем! Пойми этих врачей.

Крис: Ты делала много анализов крови?

М: Через 6 месяцев уровень TSH упал до 5. Опухоли все уменьшались. Я была намерена продолжать. Но все вокруг были осторожны.

Крис: И наступил момент — когда анализы крови были совершенно нормальными, и ты была здорова

М: В 2012 у меня уже было два сына. Я хотела еще ребенка. Доктора говорили, что я не смогу выносить, потому что я не смогу контролировать гормоны натуральным способом. В марте 2012 уровень гормона упал до нормы — до 4. И я родила третьего сына.

Крис: Итак, через три года ты была здорова.


М: Я была здорова и у меня родился третий сын. В 2013 я решила удалить щитовидку. Не из-за того, что заставили врачи — я сама так решила. Я принимаю натуральные гормоны. Доктора сказали, что я должна закончить лечение радиацией, чтобы убить вредные остаточные ткани. Мне назначили радиацию, но я отменила ее. Я сказала, что буду справляться с помощью питания. Но моя эндокринолог настаивала на радиации. Она сказала, что у нее есть четыре пациента с таким же диагнозом и они уже почти умирают от рака. Я спросила — они делают радиацию? Она ответила, что да. Я сказала, что меня это не убеждает. В то время я работала с другим доктором натуральной медицины. Он взял анализы крови, смерил опухоли. Позвонил рано утром и сказал, что я полностью здорова. Что он никогда не видел, чтобы кто-то так быстро очистил свой организм от рака. Он сделал еще много анализов. Все было чисто. Я праздновала. Но никому не было до этого дела.




ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Интересная информация