четверг, 2 октября 2014 г.

Pax Britannica: как Англия сохраняет свою империю в XXI веке


«Поток, вечно несущий свою службу, хранит воспоминания о людях и судах, которые поднимались вверх по течению, возвращаясь домой на отдых, или спускались к морю, навстречу битвам»
— Джозеф Конрад, «Сердце тьмы»

Когда острова Питкэрн в Тихом океане накрывают сумерки, то можно быть уверенным в том, что в районе Диего-Гарсия в Индийском океане уже полчаса как наступил рассвет. Так что, с технической точки зрения, как и много лет назад, «солнце не заходит над Британской империей». Это утверждение будет верным и в отношении British Petroleum.


ENGLAND PREVAILS
История имперской экспансии Соединённого Королевства не является предметом этой статьи (см. ссылки в конце материала), но сделать небольшой экскурс в историю для лучшего понимания ситуации всё же стоит.

После окончания Второй Мировой войны Британия была втянута в череду конфликтов на границах своей огромной колониальной империи. В ходе процесса «деколонизации» было совершено немало преступлений столь ужасных (особенно по меркам «мира после Нюрнбергского процесса» — среди прочего, кстати, англичане пытали дедушку первого чернокожего президента США), что британские чиновники даже решились уничтожить большую часть связанных с этим документов. Однако, в прежнем виде империю сохранить не получалось — времена изменились, да и американцы очень активно содействовали разрушению Британской империи (см. ссылки в конце материала). Тут и пригодилось созданное в 1931-м году «Британское Содружество».

Бабушка Елизавета и ее большая дружная семья

Первоначально эта организация была нужна, чтобы регулировать отношения между Соединённым Королевством и доминионами — в первую очередь, Австралией, Канадой и Новой Зеландией (о них мы поговорим отдельно). Но после войны в неё начали принимать бывшие и «будущие бывшие» колонии. Главой Содружества является королева Англии. Вообще, многими причастными и посторонними Содружество трактуется исключительно как церемониально-благотворительная организация, не имеющая никакого значения, кроме как место для коллективных сеансов ностальгии. Так ли это на самом деле?

Во-первых, для всех членов Содружества британский суд («Судебный комитет Тайного совета», если быть точным) является высшей судебной инстанцией. И время от времени там судят высших чиновников из стран Содружества. Делается это метко, но очень редко — чтобы не злить американцев, для которых демонтаж европейских колониальных империй стал когда-то идеей-фикс. Представьте на минуту, что высшим судебным органом для стран бывшего СССР был бы Верховный суд Российской Федерации. Ага…

Во-вторых, дипломатические отношения между странами Содружества осуществляются при посредничестве британских функционеров (хочет Украина назначить нового посла в Грузию? Обе обращаются в российский МИД…). Интересная юридическая деталь: послы при аккредитации внутри союза называются не послами, а «комиссарами».

В-третьих, граждане ряда государств Содружества могут голосовать в других государствах Содружества: Антигуа и Барбуда, Австралия, Барбадос, Белиза, Доминика, Гренада, Ямайка, Малави, Маврикий, Новая Зеландия, Сен-Китс, Сент-Люсия, Сент-Винсент, Тринидад-и-Тобаго («Новый президент Киргизии победил благодаря поддержке российских граждан»).

В-четвёртых, коллективный ВВП всех стран Содружества превышает $10 трлн в год (в 2006-м году было $5,5 трлн) и внутри Содружества страны-участницы торгуют друг с другом на условиях гораздо лучших, чем с «чужаками» (и на 30-50% интенсивнее). По некоторым подсчётам, «внутри» Содружества делать бизнес на 20% дешевле, чем «вне» его. Прогнозируемый экономический рост всех стран Содружества вместе взятых составляет впечатляющие по нынешним временам 7%. В прошлом году Британия экспортировала в страны блока продукции более чем на $90 млрд — это только четверть от внешней торговли страны с Европой, но с каждым годом британский экспорт в страны империи растёт в среднем на 10%. Колонии тоже получают своё: только внутри этой организации у Индии будут гарантии защиты растущих инвестиций в Восточной Африке, а ЮАР сможет выполнить свои планы по привлечению зарубежных инвестиций и переводу энергетики с угля. Таможенный Союз, каким он должен быть.

В-пятых, Содружество — это 30 миллионов квадратных километров и 2,2 млрд человек, находящихся под прямым и косвенным влиянием Великобритании. Это беспрецедентная soft power-площадка, какой не могут похвастать даже американцы. Английские учебные заведения — кузница элит всех колониальных стран. Британские предприятия оперируют на их широчайших рынках. В случае необходимости, Британия может мобилизовать все страны Содружества на защиту своих интересов. К слову, свыше 10% личного состава британской армии сегодня набирается в странах Содружества — и ожидается, что к 2020-му году этот показатель достигнет отметки в 20%.

Союз нерушимый республик свободных

История показала, что «бывшая» Британская империя всё ещё является опасным врагом: организовав блокаду ЮАР, Британия довела эту страну до катастрофы. Внутри Содружества крамолы Лондон тоже не терпит: за всю историю организации временное исключение различных стран (официально — за военные перевороты и попрание прав человека) применялось 6 раз и 5 раз англичане добивались своего и туземцы приползали в слезах обратно. Единственное, простите за каламбур, исключение из правил и Содружества — Зимбабве. Но это не прошло бесследно — за 10 лет эта страна из одной из богатейших в Африке стала едва ли не беднейшей и сейчас ей грозит реальный голод. Оказалось, что тяжко жить зимбабвийским внучкам без пирожков мстительной лондонской бабушки.

Впрочем, пренебрежение общечеловеческими ценностями тут не является особенным грехом. Вот, например, Ухуру Кеньятта, президент Кении, в своё время оказался замешан в истории с убийством 2 тысяч человек, за что Международный уголовный суд обвиняет его в совершении преступлений против человечности. Казалось бы, трудно представить себе менее «рукопожатного» гражданина — но в Лондоне Кеньятту встретили самым радушным образом, невзирая на косые взгляды моралистов из ЕС («Он всего лишь организатор массовых убийств, не нагнетайте!»). Кстати, это была первая его поездка за пределами Африки в качестве президента страны.

Махинда Раджапаксе, президент Шри-Ланки, получил в жизни всё и ему за это не было ничего: за годы его авторитарного правления было убито 40 тысяч мирных тамильцев, распущен один парламент и арестовано множество оппозиционеров — но никакого наказания от Лондона Раджапаксе не понес. Наоборот, в ноябре прошлого года он принял делегацию имперских союзников для обсуждения подготовки к Играм Содружества в следующем году.

Об авторитете Содружества говорит и то, что в него стремятся войти даже страны, никогда не входившие в состав Британской империи — например, туда уже вошли некогда португальский Мозамбик и германо-бельгийская Руанда. Их примеру думает последовать даже французский Габон. Думаю, их можно понять: 60% ямайцев в 2011-м году заявили, что вообще были бы не против прямого управления из Лондона.

Косвенным свидетельством реального веса Содружества является и факт присутствия на саммите организации в 2009-м году генерального секретаря ООН, премьер-министра Дании и президента Франции. Ностальгическая церемониальная организация, на церемонии которой приезжают высшие лица иностранных государств. Поностальгировать…

Интересно, что столь мощный неоколониальный аппарат требует совсем небольших трат — все годовые расходы аппарата Британского Содружества не превышают $26 млн. Понятно, конечно, что деньги на важные акции выдают уже сами правительства — но то, что англичане не допускают огромных трат там, где существует огромный простор для интенсивного освоения огромных бюджетных средств жадными бюрократами, заслуживает всяческого уважения. Медиа-продвижением Содружества вообще занимается некоммерческая и неправительственная организация The Royal Commonwealth Society, основанная ещё в 1868 году — задолго до, хм, самого Содружества.

Одной из сильных сторон Содружества является его колоссальный потенциал для расширения. О приёме небританских колоний в Содружество читатели уже узнали выше, но тут следует учитывать тот факт, что они долго и активно напрашивались (в случае с Мозамбиком даже потребовалось коллективное прошение десяти африканских стран Содружества). Меж тем, в середине 1990-х ряды организации пополнил французский Камерун — на основании того, что маленькая часть этого государства когда-то принадлежала британцам. Учитывая, что английское право является прецедентным, теперь в Британское Содружество можно принять Францию (никто не забыл Англо-Корсиканское королевство) и Германию (наследие Ганноверской династии). Алармистам следует порадоваться, что Лондон не считает память о военных вторжениях за повод для включения в организацию — на сегодняшний день существует только 22 государства, на землю которых не ступала нога британского солдата.

Трансформация Империи в Содружество, в конечном счёте, стала благом как для колонизаторов, так и для жителей колоний. Британские власти избавились от огромных расходов по поддержанию инфраструктуры и содержанию войск. А местные получили больше самоуправления, что хорошо сказалось на экономике их стран: исследования показывают, что наибольшие успехи сегодня показывают именно те территории Британской Индии, где прямое вмешательство британской администрации было минимальным.


КЕНГУРУ, КИВИ, КЛЁН И КОРОЛЕВА
Однако ещё есть места, где власть правительства Её Величества осуществляется напрямую.

Вы когда-нибудь слышали о генерал-губернаторе Канады? А он есть. И полномочия у него самые широкие — это глава исполнительной власти. Ни один закон не может быть принят без его одобрения. Он может распустить местный парламент. Он назначает премьер-министра. Он же назначает федеральных министров, сенаторов, судей и других чиновников. При принятии решений он даже не обязан консультироваться с местным правительством. Завершающий штрих: генерал-губернатора назначает сама английская королева.

Действующий генерал-губернатор Канады Дэвид Ллойд Джонстон. До настоящего времени присяга, которую зачитывают все новоявленные граждане Канады, звучит так: «Клянусь на верность Ее Величеству Королеве Елизавете Второй, Королеве Канады, а равно и ее наследникам и преемникам. И да поможет мне Бог».

В странах ХьюДжекмана и Питера Джексона есть такие же назначенные Лондоном управленцы с таким же набором полномочий. Отличия в генерал-губернаторстве по странам самые незначительные: например, в Новой Зеландии генерал-губернатор обязан прислушиваться к мнению премьер-министра (которого сам же и назначает). Средний срок пребывания в должности на практике составляет около 5 лет, но в теории он вообще никак не ограничен.

Да, англичан многому научила потеря 13-ти североамериканских колоний в XVIII веке — поэтому открыто своими полномочиями они не злоупотребляют. Например, последний раз парламент в Австралии разгоняли в 1970-х (хотя в 2000-х канадский генерал-губернатор не позволил местному премьер-министру распустить парламент). Юридически всё тоже сделано таким образом, чтобы не расстроить местных: Канада, Новая Зеландия и Австралия по документам являются разными монархиями. То есть, Елизавета II — это отдельно канадский, отдельно новозеландский и отдельно австралийский монарх. Генерал-губернаторов с 1950-х начали набирать из местных, но среди них немало людей с рыцарскими титулами, и у каждого в биографии обязательно есть учёба в Великобритании — что делает «туземность» лишь частью внешнего этикета.

Степень подчинённости монархий-доминионов Англии можно продемонстрировать на разных примерах. Нынешнему политическому устройству Австралии (Австралийскому Союзу) 113 лет, 40 из них страна провела в войнах по всему свету, из которых только Вторая Мировая несла непосредственную угрозу национальной безопасности страны. В Канаде оппозиционные партии могут выступать против постройки нефтепровода в Британской Колумбии, но так как премьер-министр Канады (не забывайте — одобренный генерал-губернатором) считает, что снижение энергозависимости страны от США должно стать главной задачей текущего правительства — значит, вся Канада начинает совершенствовать свой энергодобывающий сектор. Если Британия развивает добычу сланцевого газа, то и Австралия рано или поздно последует её примеру. А почти полтора года назад Британия и вовсе начала объединять свои посольства с канадскими по всему миру, как будто бы из соображений экономии («Иностранные посольства Украины и России будут объединены…»).

С Канадой, кстати, получилась смешная история: когда-то огромной частью её территории (3,9 миллионов квадратных километров) управляла Компания Гудзонова Залива, получившая в далёком 1670-м году монополию на использование всех рек, впадающих в Гудзонов залив. Эти земли Канаде пришлось выкупать в конце XIX века за серьёзные деньги (коммунисты любят жаловаться, что освобожденные крепостные должны были выкупать землю у своих помещиков. А полстраны у частной фирмы выкупить не хотите?). А что же с компанией? Она здравствует и до сих пор — ей, среди прочего, принадлежит огромная сеть супермаркетов The Bay. Не хуже англичане шутят и в Австралии: в ходе визита Елизаветы II в 2011-м году её подарки австралийскому руководству (стоимостью $15,6 тыс.) были оплачены из австралийских же налогов.

Глядя на то, как ловко англичане управляют столь отдалёнными и развитыми странами (Канада вообще входит в G8), решительно непонятно, почему Россия не может строить подобным образом отношения с Украиной и Белоруссией. Суверенитет этих государств, по сути, фиктивен — и степень их зависимости от России несравнимо выше зависимости доминионов от Британии (например, Канада больше всего торгует с США, а Австралия — с Китаем). Назначать генерал-губернатора стране G8 — это нормально, это демократия и права человека. Поддержать на выборах прорусского кандидата — империализм и кровавый монголокацапский фашизм.


ПАСЫНКИ ИМПЕРИИ
Практика непрямого контроля обязывает иметь хорошо (а иногда не очень хорошо) законспирированных агентов влияния.

Познакомьтесь с Альтафом Хуссейном, руководителем «Муттахида Коми» — организации потомков мусульманских беженцев из Индии, осевших в Карачи после раздела Британской Индии. Это крупнейшая политическая партия города с населением около 10 млн. человек, который является экономическим центром современного Пакистана. Как и полагается лидеру мощного политического объединения, мистер Хуссейн живёт в Лондоне. У него множество охранников и все, как на подбор, бывшие британские военные. Сменить прописку ему пришлось в начале 1990-х, когда был выписан ордер на его арест в связи с обвинениями в подготовке политического убийства.

Альтаф Хуссейн

Удалённость от родного города никак не сказывается на его активности — даже из особняка в Эджвере Альтаф управляет политической и экономической жизнью региона: устраивает многотысячные телеконференции с жаркими воззваниями к сторонникам; планирует и организовывает масштабные забастовки, буквально парализующие любую активность в Карачи; боевики его партии убивают тысячи людей. Собственно, в связи с последним британская полиция даже начала расследование с целью выявить факты о его причастности к политическому насилию в Пакистане в ходе майских выборов, когда после разжигающих выступлений Хуссейна была убита руководитель конкурирующей партии «Техрик-е-Инсаф». Тогда 12 тысяч пакистанцев написали петицию в британскую полицию (!) с просьбой разобраться, наконец, с Альтафом. К слову, британская полиция ведёт параллельное расследование подозрительных обстоятельств смерти одного из руководителей «Муттахида» Имрана Фарука — его зарезали в Лондоне в сентябре 2010-го года. Партию также подозревают в отмывании денег.

Впрочем, веру в непогрешимость кумира ничего не может поколебать: сотни сторонников партии собираются возле её отделений в Карачи, чтобы морально поддержать Хуссейна. И к их словам необходимо прислушиваться — по оценкам американских дипломатов, у партии есть 10 тысяч активных боевиков (и 25 тысяч «резервистов»). При этом сама партия является светско-либеральной, выступает за тесное сотрудничество с НАТО против исламизма, а доминирует в ней средний класс. Справедливости ради, стоит сказать, что внутри Пакистана, несмотря на всё вышеперечисленное, партию уважают за эффективное управление Карачи.

Степень влияния Хуссейна на умы пакистанцев переоценить невозможно — тысячи людей слушают его воззвания в абсолютном молчании. При этом сам Хуссейн в ходе выступлений ведёт себя «то как дьявол, то как шут»: вот он усиленно подражает Ким Чен Иру и Уго Чавесу, вот он начинает петь, вот он плачет.

Но не будем придираться. Для человека, который работал таксистом в Чикаго 1970-х, мистер Хуссейн достиг поразительных высот. Может быть, его пример вдохновит кого-нибудь из наших читателей создать партию старообрядцев и эмигрировать в Лондон.
Привилегия править оборотной своей стороной имеет необходимость карать — живым примером чего является Джеймс Ибори.

Бывший губернатор Дельты, богатого нефтью штата Нигерии, за 8 лет работы на посту украл $290 млн. Эка невидаль в Нигерии, где махинации с энергоресурсами забирают у правительства $8 млрд в год! Но британский суд не стал обращать внимания на подобные смягчающие обстоятельства и вынес суровый приговор — 13 лет тюрьмы. Да, именно так, Ибори судил самый справедливый и гуманный суд в мире, потому что часть денег он отмывал в Лондоне. Учитывая, что «Вторая Британская империя» сегодня является финансовым центром мира, судить там мистера Ибори за вещи куда более скромные, чем бэкграунд известной тяжбы Абрамовича и Березовского — это всё равно, что выписывать штраф за превышение скорости на автогонках. Нет, скорее всего, Ибори начал утаивать часть доходов от английских друзей. Отдельным отягчающим обстоятельством должен был служить недоказанный факт использования Ибори CDC Group (частное предприятие Министерства международного развития Великобритании) для махинаций на сумму $47,5 млн. Благотворительность в Англии — это давняя традиция, и в ней не место для махинаций туземных неоколониальных управленцев (пусть даже самого высшего звена). 18 других губернаторов Нигерии недавно также обвиняли в коррупции — но до суда (тем более, лондонского) дело не дошло. Как ехидно заметили по этому поводу в британском издании The Economist: «Коррупция становится проблемой, только когда ты лишаешься расположения».

Однако, не будем строги: для парня, который ещё в 1990-х работал кассиром в Лондоне, был судим за воровство и до сих пор не может определиться с датой рождения (говорит, что ему 53 года, а лондонская полиция считает, что ему 49), Ибори сделал отличную карьеру.

На этом фоне белая англичанка Саманта Льютуэйт, возглавлявшая атаку сомалийских боевиков на торговый центр в Кении минувшей осенью, выглядит рядовой сотрудницей МИ-6. Наверняка есть люди, которые верят в то, что девочка из семьи потомственных военных, выросшая в образцовом английском пригороде, вдруг ни с того, ни с сего решила принять ислам и выйти замуж за Джермена Линдси, который собрался взорваться в лондонском метро и с блеском исполнил намеренное. Никому не напоминает Homeland? Хотя, может быть, она просто наслушалась пропаганды «Братьев-мусульман». Благо, один из их главных офисов находится сравнительно недалеко от её первого места проживания — в Лондоне. После погрома, учинённого египетскими военными тамошним исламистам, последние начинают перебираться в Лондон. Можно даже не сомневаться, что многие из них, отдохнув в Лондоне, «осчастливят» своим появлением какую-нибудь ближневосточную страну в самое ближайшее время. А англичане? Причем здесь англичане? У англичан права человека, вот и терпят у себя под боком международные террористические центры. И совершенно, никак, абсолютно, ничуть, ни капельки с ними не связаны.

Сами вон страдают…

«Белая вдова» и дочь потомственных солдат империи Саманта Льютуэйт, совершенно случайно организовавшая беспрецедентную атаку исламистов.

NULLI EXPUGNABILIS HOSTI
В 1982-м Британия дала отпор Аргентине, пытавшейся захватить острова, которые она необоснованно считает своими: первый англичанин высадился на Фолклендах задолго до появления самой Аргентины, а Британия их присоединила в результате настоящей гуманитарной интервенции (группа бандитов устроила на острове бойню среди поселенцев, Королевский флот вмешался). С тех пор руководство латиноамериканской страны не раз успело смениться — но территориальные претензии Аргентина предъявляет до сих пор. Учитывая, что, как и 30 лет назад, экономическая обстановка в этой стране оставляет желать много лучшего (правительство уже начало подделывать экономическую статистику), новая война вполне возможна: Кристина Киршнер даже назначила министра по делам Мальвинских островов (так Фолкленды называют в Аргентине). Но в решимости англичан сомневаться не стоит — британский премьер пообещал защищать Фолкленды от Аргентины в рождественском обращении к народу. Все параллели с Грузинской войной 2008 года расставьте, пожалуйста, сами.

Этим летом власти Гибралтара решили возвести искусственный риф в спорных водах (у западной взлетно-посадочной полосы гибралтарского аэропорта), что вызвало большое недовольство Испании: испанцы говорят, что риф нарушает законодательство о защите окружающей среды и наносит ущерб испанским рыбакам (бетонные блоки могут повредить сети), англичане говорят, что, наоборот, помогают развить морскую экосистему. Но в Европе не сразу говорят то, что имеют ввиду — вскоре две страны возобновили давний спор о принадлежности Гибралтара, который англичане отвоевали у Испании в начале XVIII века. С юридической точки зрения, Испания никаких прав на эти территории не имеет — ведь в Утрехтском договоре 1713-го года она признала право Англии на владение Гибралтаром. Но для национального государства (которым Испания, в отличие от РФ, является) любые международные соглашения не стоят бумаги, на которой они написаны, поэтому все три столетия Испания пытается вернуть себе эту скалу (обладающую, впрочем, большим стратегическим значением). И в этот раз испанцы установили жёсткий таможенный режим на границе с Гибралтаром (что, вообще-то, является нарушением положение ЕС о свободе перемещения внутри стран союза) — людям на границе приходилось ждать до 6 часов. Испания даже грозила ввести плату за каждое пересечение границы (50 евро) и закрыть авиапространство для полётов в Гибралтар. Реальная причина, конечно, заключается в том, что современный Гибралтар — это настоящий перевалочный склад контрабандистов и наркоторговцев на их пути в Испанию. Но британское правительство такие вещи не смущают. Параллели с таможенной блокадой границы с Украиной расставьте, пожалуйста, сами.


Кэмерон 15 минут терроризировал своего испанского коллегу Мариано Рахоя по телефону. Депутат британского парламента и председатель группы парламента по делам Арктики Эндрю Розинделл призвал отправить эскадру Королевского флота к Гибралтару: «Словом и делом мы должны продемонстрировать Испании, что она потеряла дружбу Британии и что если они хотят изменить это положение дел, то им следует пересмотреть своё отношение к Гибралтару». Глава правительства Гибралтара и вовсе пригрозил испанским судам обстрелом за вторжение в территориальные воды. Сравните с территориальными уступками кремлёвской администрации Норвегии, Китаю и, вы будете смеяться, Азербайджану.

Важно отметить, что даже самые отдалённые провинции вносят свою лепту в экономику Соединённого Королевства. Те же Фолкленды, которые в мировой прессе называют «заброшенными островками», могут похвастаться экспортом в размере 120-140 млн. фунтов в год. Уровень подушевого ВВП на островах является одним из самых высоких в мире — около $60-65 тыс. в год.

Сегодня у Англии есть 14 заморскихтерриторий и последние 30 лет продемонстрировали, что политики этой страны полны решимости бороться за сохранение целостности Империи, созданной их предками.
***

Если Джордж Александр Луи, родившийся этим летом, взойдёт на престол в 2082-м году, то нет никаких причин сомневаться в том, что над его империей солнце будет сиять так же ярко, как и сегодня. Английская система воспитания элит создала класс людей, способных при ограниченных ресурсах (ядро нации — небольшой остров) агрессивно отстаивать национальные интересы и навязывать свою волю окружающему миру. Что уж говорить, если Британия 300 лет живёт в долг, а английские банкиры морочат головы американским политикам.

А русский народ, потерявший свою национальную элиту 90 лет назад, должен усвоить следующее: «Не обретёте вы царства, покуда не станете подобны англичанам». Экспансия, интервенции, империализм — это вовсе не стыдно. Во взрослом мире дела делаются именно так, а Великобритания — отличный тому пример.

1. Интересующимся историей имперской экспансии Соединённого Королевства можно порекомендовать следующие труды:

— «Империя. Чем современный мир обязан Британии» Ниалла Фергюсона — интересная работа, содержащая немало ценных мыслей и сведений. Но нужно иметь ввиду, что это скорее размышление на тему, чем историческая хроника. Из недостатков — восхваление империи автором и замалчивание её тёмных сторон временами переходит допустимые границы (например, вообще ничего не говорится об Опиумных войнах).

— «Британская империя» Джона Роберта Сили — уже классический труд. Однако, это просто хорошая историческая хроника и не более того. Отдельным недостатком является неполная хронология (книга была написана в XIX веке)

— «The Rise and Fall of the British Empire» Лоуренса Джеймса является куда более полной и объёмной работой. Собственно, все современные исследователи, во многом, опираются именно на неё. К сожалению, на русский язык книга не переведена.

— «Упадок и разрушение Британской империи 1781-1997» Пирса Брендона содержит множество интересных сведений и настоятельно рекомендуется к прочтению (потому что отлично показывает внутреннюю работу имперского механизма), но следует читать англоязычный вариант, так как перевод выполнен на самом низком уровне.

— «Держава-купец» Кирилла Фурсова — одна из лучших книг о возникновении, становлении и упадке «Ост-Индской Торговой Компании».

— Тематическое ЖЖ-сообщество: много интересных статей и материалов.

— Блоги I-Grappa и Sky_Corsair.

2. Подробнее о сложном процессе новейшего противодействия американцев и британцев можно прочитать в следующих работах:





Текст: Кирилл Ксенофонтов




Монархия и независимость
В этом тексте мы рассмотрим примеры «как бы реальной» независимости Канады и Австралии и реальной независимости Ирландии.


Принято считать, что после Второй мировой войны в соответствии с Атлантической хартией, подписанной Британией и США, произошел распад Британской империи, над которой никогда не заходило солнце. Но это неверно. Распад — это нечто хаотичное и неуправляемое, как в случае Российской империи или Австро-Венгрии, или управляемое, но силами извне, как в случае с Югославией. Однако демонтаж Британской империи был, напротив, крайне управляемым и, более того, растянутым во времени. Англичане — действительно большие мастера не только колонизации, но и деколонизации, сделали все так, что не придраться.

Готовиться к будущему англичане начали задолго до того, как оно наступило. Еще в конце XIX века. В то время правила колонизации изменились. Теперь колонии уже не именовались колониями, поскольку это было нехорошее, обидное слово. Их стали именовать доминионами или протекторатами, в зависимости от уровня развития, а самим колониям оставляли какие-то формальные признаки суверенности. К этому моменту Британская империя стала столь обширной, что углядеть за всем было уже просто невозможно. К тому же она состояла из весьма разнообразных территорий, начиная от европейски развитых и белых Канады и Австралии и заканчивая какими-то совсем уж каннибальскими африканскими территориями, по уровню развития находящимися где-то в XV-XVI веке. Было решено как-то развести эти территории по разным углам — так появилась идея Британского содружества. К тому моменту статус доминиона имела только Канада, получившая право формировать свое правительство для самоуправления еще в 60-е годы XIX века. Автором идеи о Британском содружестве был британский аристократ Арчибальд Филипп Примроуз, 5-й граф Роузбери — самый гламурный персонаж Лондона тех лет и самый богатый британский премьер-министр за всю историю (был женат на внучке Ротшильда).

В первые годы XX века статус доминионов получили самые развитые британские территории: Австралия, Новая Зеландия, Южно-Африканский Союз и Ирландия. Этот процесс растянулся во времени до 1921 года. Спустя 5 лет лорд Бальфур сформировал принципы, на которых и сейчас основывается Содружество. Все доминионы Британии признают своим главой британского монарха, но при этом они являются независимыми странами и монарха они признают не как британского монарха, а как монарха своей страны, каждой по отдельности. То есть главами этих стран по-прежнему является британский монарх, но при этом он становится по отдельности канадским монархом, австралийским монархом и т.д. Такое хитрое подобие личной унии. Окончательно эта фишка была закреплена актом британского парламента от 1931 года, известным как Вестминстерский статут. Он закреплял отношения нескольких развитых доминионов и Британии. Фактически он провозглашал независимость этих государств, но они по-прежнему признавали своим главой только британского монарха. Сейчас эти государства уже не являются доминионами (формально), а именуются королевствами Содружества.

Все доминионы Британии признают своим главой британского монарха, но при этом они являются независимыми странами и монарха они признают не как британского монарха, а как монарха своей страны

По сути, эта система действует в бывших развитых британских колониях до сих пор. И Канада, и Австралия считают главой своего государства британского монарха. От имени монарха за ситуацией следит генерал-губернатор, являющийся своеобразным аватаром королевы.

В Канаде генерал-губернатор выбирает кандидатуру премьер-министра, после чего предлагает ее для утверждения королевой. Формально он может выбрать кого угодно, но фактически это почти всегда лидер парламентского большинства. Генерал-губернатора Канады, в свою очередь, выбирает премьер-министр, который посылает его кандидатуру на утверждение королеве. Генерал-губернатор обладает в Канаде всеми полномочиями королевы, действуя от ее лица. Также генерал-губернатор назначает министров, судей и лейтенант-губернаторов, которые имеют аналогичные ему функции, но при этом действуют только в регионах, то есть фактически это не общегосударственные, а региональные генерал-губернаторы. Их кандидатуры даются генерал-губернатору на утверждение премьер-министром.

Генерал-губернатор Канады Дэвид Ллойд Джонстон (слева), и премьер-министр Стивен Харпер (справа)

Только генерал-губернатор от имени монарха имеет право распускать парламент. Для этого к нему должен обратиться с просьбой премьер-министр, который сам не может этого сделать. Монарх также является главнокомандующим канадских войск. Каждый корабль канадского флота носит приставку «HMCS», что означает «Her Majesty’s Canadian Ship». Аналогично и в Австралии. Солдаты также приносят присягу не Канаде и не премьеру, а монарху и королевской династии.

Генерал-губернатор также имеет возможность, именуемую «Disallowance and reservation» — «Отказ и резервирование». Он может отклонить абсолютно любой закон федерального или регионального значения. В принципе ничто не мешает британского монарху делать это, однако на практике к подобным действиям не прибегали со времен Второй мировой войны.

Как мы уже отмечали, генерал-губернатор — это аватар монарха, причем в полной мере. При различных церемониальных действиях генерал-губернатор является первым после бога, точнее, после монарха, человеком. Его личный флаг всегда имеет первенство над другими флагами, во время различных визитов он считается главнее любого члена королевской семьи, исключая монарха. Во время заграничных визитов именно генерал-губернатор формально считается главой Канады, а не премьер-министр.

Ранее генерал-губернаторами назначались британские аристократы, но после Второй мировой войны закрепилась практика назначать на эту должность рожденных в Канаде.

В Канаде также существует такое любопытное учреждение, как Тайный Совет Королевы для Канады, роль которого заключается в консультировании генерал-губернатора по вопросам управления страной. Его членами, как правило, являются бывшие и действующие министры.

Аналогичным образом устроена монархия и в Австралии. Однако австралийцы отличаются большим республиканским настроем. В коне 90-х там даже проходил референдум об отмене монархии, на котором 45% проголосовали против монархии.

Англичане тратят немало средств на пропаганду безобидности монархии. В Канаде, например, действует Монархическая лига, цель которой — «объяснять символическое значение монархии». В целом мнение о символическом характере монархии общепринято, но на деле полномочия монарха и генерал-губернатора в его лице весьма обширны и их ничего не ограничивает. Они действуют не по писаным законам, а по так называемым «неписаным обычаям», которые чем-то похожи на блатные «понятия». Действительно, монарх может наложить вето на любой закон, может назначить любого человека, даже бомжа с улицы, премьером, может распустить правительство и парламент, но на практике не делает этого. Сторонники символичности монархии обычно ссылаются на этот факт: мол, раз монарх всегда только делает одобрямс и кивает головой, значит, он так, свадебный генерал, ничего не решающий.

Но если посмотреть на ситуацию с другой стороны, Канада и Австралия всегда действуют единым фронтом с Британией и просто не дают поводов для вмешательства монарха. Хотя случаи были, и даже не так давно. Например, знаменитый конституционный кризис 1975 года в Австралии, когда нижнюю палату парламента контролировали лейбористы, а сенат — либералы. Парламентское противостояние, которое грозило срывом принятия бюджета, закончилось тем, что генерал-губернатор Джон Керр просто взял и уволил премьер-министра вместе с правительством и объявил новые выборы в парламент. Хотя иногда это подается как попытка смещения генерал-губернатором и премьером друг друга, в действительности генерал-губернатор, тем более назначенный на должность только в 1974 году, никогда бы не решился на это без согласия королевы. Австралийцы были в шоке, но сделать ничего не могли: по закону у него были на это полномочия и он мог так сделать.

Австралийский генерал-губернатор Джон Керр, уволивший премьер-министра вместе с правительством

Однако развитые доминионы были только первыми ласточками. Британии предстояло расстаться и с частью менее развитых территорий. 17 бывших колоний Британии сохранили монархию, однако многие после провозглашения независимости выбирали республиканский строй, особенно в Африке. Самый крупный британский актив — Индия — также стал республикой. Однако все эти государства предстояло как-то объединить в Британском содружестве. Выход был найден простой: республики также признавали монарха, но не главой своего государства, а главой Содружества. К слову, чтобы избежать намеков на то, что Британскую империю просто переименовали в Содружество, англичане изменили название Британского содружества на Содружество наций.

В настоящее время эта организация объединяет 30% населения Земли и все бывшие британские колонии, за исключением нескольких территорий с Ближнего Востока. Забавно, что формально, согласно правилам Содружества, в него принимают только страны, которые входили в состав Британской империи. Но вы же знаете, если очень сильно захотеть… В 1995 году в Содружество приняли Мозамбик — бывшую португальскую колонию, которая никогда англичанам не принадлежала. Оказывается, за нее очень попросили другие члены организации. Мол, надо помочь ребятам. Британия — щедрая душа! А в 2009 году в организацию была принята Руанда, также не связанная с Британией. Она была колонией Германии.

Несмотря на то, что организация всячески божится, что членство в ней никак не влияет на независимость политики, Израиль, при Бен-Гурионе рассматривавший вариант со вступлением в Содружество (британцы ранее имели мандат на земли в Палестине), все-таки передумал, опасаясь попасть в зависимость от англичан.

Страны, входящие в Содружество наций

Ну, вроде как независимость, все дела. Но вы представьте, что в 1991 году СССР распался, а на Украине, в Белоруссии, Грузии, Армении, Казахстане и т.д. глава государства по конституции — российский президент. Он же и главнокомандующий. С немного ограниченными полномочиями, но все-таки глава. И в каждой такой Украине какой-нибудь Сурков — полпред, представляющий главу государства и имеющий полномочия на роспуск правительства и право вето на любой закон. А в остальном — полная независимость.

Судя по всему, в случае независимости шотландцы склонялись бы к этому варианту — сохранению британского монарха во главе государства. Во всяком случае намедни сообщалось, что вроде как все за монархию:

«По мнению первого министра Шотландии Алекса Салмонда, не так давно встречавшегося с Елизаветой Второй в ее шотландской резиденции дворце Балморал, монархия по-прежнему популярна среди населения страны, а посему ее ликвидация не имеет смысла. Таким образом, по версии части националистов, монархия в Шотландии сохранится в том формате, в котором она существует в Канаде, Австралии и других странах Британского Содружества. Елизавета Вторая оставит за собой титул королевы шотландцев и статус главы государства, национальный гимн будет ее прославлять, а все королевские резиденции в Шотландии останутся в ее распоряжении».

Но у шотландцев был и другой путь — максимального разрыва связей. Как уже говорилось, процесс демонтирования Британской империи был управляемым, поэтому, например, Индию англичане сразу умножили на ноль, разделив ее на два враждующих государства. С ирландцами, которые больше всех пытались вырваться из братских объятий англичан, тоже обошлись по-жесткому. К слову, Ирландия является единственной страной, покинувшей Британское содружество и так и не вернувшейся в него. История обретения ей независимости весьма драматична.

Можно было бы сказать, что история Ирландии немного похожа на историю взаимоотношений России и Украины. Например, ирландцы были селянами, а англичане — жителями ирландских городов. Но отличий куда больше. В Ирландии все было куда жестче. Если украинцы в Российской империи считались русскими, то есть титульным народом, то ирландцы имели в Британии репутацию откровенных чмошников. Если, конечно, речь не шла о тех, кто перешел в протестантство. Да, ситуация сильно осложнялась религиозной враждой. Ирландцы были упрямыми католиками, а англичане — протестантами. Кромвель начал колонизацию Ирландии: их земли конфисковывались в пользу английских поселенцев, часть ирландцев выселялась со своих земель в пустынные районы, другая часть вывозилась в американские колонии. Неудивительно, что в противостоянии католика Якова и протестанта Вильгельма ирландцы поддержали католика, за что их снова подвергли санкциям: ирландцам-католикам было запрещено получать католическое образование, занимать должности на государственной службе. В результате этих мер уже через век католиков-землевладельцев почти не осталось. Если прибавить к этому Великий голод середины XIX века, то неудивительно, что к концу XIX века население Ирландии сократилось на несколько миллионов.

Оливер Кромвель, начавший колонизацию Ирландии

Казалось бы, когда, как не в XX веке, веке самоопределения наций и национальных государств, получить максимум автономии, а то и независимость для Ирландии?

Еще до войны в Ирландии появилась националистическая организация «Ирландские добровольцы», которая выступала за защиту прав ирландцев. Она стала предшественницей ИРА. Действовала она в стандартных для того времени рамках: скауты, просветители, военизированные отряды — все было при ней. Одним из ее основателей был сэр Роджер Кейсмент — сын ирландского протестанта. Мы уже упоминали его в одном из предыдущих материалов. Он был известен, как один из первых защитников меньшинств в чужих странах. В частности, именно его усилиями оказывалось давление на бельгийского короля в Конго. За плодотворную деятельность он был посвящен в рыцари, но позднее ушел со службы и примкнул к ирландцам. Кейсмент участвовал в переговорах с немцами о поставках оружия «добровольцам», однако он либо не понял, что играет в кошки-мышки с матерым хищником, либо был подставлен. Во всяком случае он не был осведомлен о планах восстания, помощи почти не получил, а те крохи оружия, что немцы отправили, перехватили прекрасно осведомленные об операции англичане, и это при том, что немцы были глубоко законспирированы под норвежцев. Кейсмента судили и показательно казнили, несмотря на заступничество многих видных англичан. Однако выступление все же состоялось и вошло в историю как «Пасхальное восстание». Восставшие захватили несколько зданий в Дублине и провозгласили республику (хотя первоначально разрабатывался вариант с провозглашением отдельной монархии и коронацией сына немецкого императора, но, видимо, не договорились с немцами). Восстание было очень быстро подавлено (за неделю), а почти всех лидеров казнили.

Тем не менее, это было только начало событий. Спустя менее чем три года, в январе 1919, был провозглашен ирландский парламент, не признанный англичанами. На первом заседании было объявлено о независимости ирландской республики. Так началась война за независимость Ирландии, которая длилась более двух лет. Со стороны ирландцев воевала ИРА, сформировавшаяся на базе бывших «Ирландских добровольцев». Несмотря на то, что война длилась 2 года и 11 месяцев, число жертв едва превысило две тысячи. Это было связано с тем, что ИРА, осознавая, что существенно уступает британской армии как по численности, так и по оснащенности, использовала партизанскую тактику. Самым примечательным эпизодом войны стало Кровавое воскресение 21 ноября 1920 года, когда члены ИРА выследили группу британских агентов под названием «Cairo gang» и убили их. В ответ английские войска открыли стрельбу по толпе на футбольном матче, а также запытали несколько активистов ИРА, находившихся в тюрьмах Дублина.

Первый ирландский парламент 1919 года

Вялотекущая война закончилась тем, что англичане попросту перекупили верхушку ИРА. Взамен англичане предоставляли Ирландии статус доминиона по канадско-австралийской системе. Но англичане не так просты: вместе с провозглашением Свободного Ирландского государства от него была отделена Северная Ирландия, вроде как по просьбе местного населения, которая осталась в составе Британии. Чтобы вы понимали масштаб потерь: сейчас население Ирландии 4,5 миллиона, а Северной Ирландии — 1,8 миллиона (а в середине XX века население Ирландии едва дотягивало до 2,8 миллиона). То есть в масштабах Ирландии это не какой-то там кусочек типа Крыма или Чечни, а гигантский шматок типа Украины, отделившейся от России. К тому же Ольстер, на землях которого и была создана Северная Ирландия, был богатейшим регионом Ирландии.

В соответствии с договоренностями большая часть английских войск выводилась из Ирландии, однако британский флот получал право полного контроля за морскими портами на острове, а Ирландия взамен брала на себя часть госдолга Британии.

Однако в ИРА с этим согласились далеко не все. Многие считали вариант с доминионом слишком беззубым и требовали продолжения войны для достижения полной независимости. Так случился первый раскол в ИРА, в будущем англичане устроят еще 10-15 таких расколов, что приведет к появлению примерно десяти различных организаций с названиями вроде «Временная ИРА», «Истинно подлинная ИРА», «Самая-самая настоящая ИРА» и т.д.

В результате бывшие повстанцы разделились на две части: одна признала англо-ирландский договор и стала частью Ирландской армии, подчинявшейся правительству, а другая продолжила борьбу, только на этот раз не против одних англичан, но и против ирландских соглашателей. Это привело к самой настоящей гражданской войне, которая длилась на протяжении года — с 1922 по 1923 год.

Численное превосходство было у ИРА, однако они были крайне плохо вооружены и экипированы, вплоть до дряхлых ружей XIX века. Национальную армию же в этот раз поддерживали оружием англичане, снабжавшие их по высшему разряду. Кроме того, в состав национальной армии активно вербовали ирландских солдат — участников Первой мировой войны, имевших опыт боевых действий.

Добровольцы ИРА во время войны

В результате нескольких стычек ИРА отступила в отдаленные районы и в итоге сложила оружие. После этого борьба внутри Ирландии шла уже политическими методами, например, вопрос «доминион или независимость» расколол крупнейшую ирландскую националистическую партию «Шинн Фейн». В итоге добиться независимости ирландцам удалось только в 1949 году, когда был принят Акт о независимости, одобренный британским парламентом. После этого ирландцы вышли из состава Британского содружества.

Чтобы добиться независимости, ирландцам понадобилось несколько восстаний, война за независимость, гражданская война, потеря самого богатого и весьма густонаселенного региона и почти тридцать лет в переходном статусе доминиона. К тому моменту Ирландия представляла собой далеко не лакомый кусок — сельская обезлюдевшая страна (около 3 миллионов населения и зашкаливающие темпы вековой иммиграции, прекратившейся только в 60-70-е годы, — сейчас численность этнических ирландцев в США примерно в 10 раз превышает численность ирландцев в Ирландии).

Но теперь у ирландских националистов уже была другая цель. Их интересовала не только независимость, но и объединение Ирландии. Однако тут англичане заложили такую бомбу, что куда там Израилю и Палестине. Дело в том, что в Северной Ирландии примерно поровну потомков английских колонистов и ирландцев-протестантов, которые фанатично привержены идее единства с Британией, и ирландцев-католиков, которые не менее фанатично выступают за объединение с Ирландией. Расклады примерно такие: 53% протестантов и 44% католиков.

Собственно, после обретения Ирландией независимости ИРА перенесли театр своих действий именно туда. Обстановка там весьма и весьма взрывоопасная, и вплоть до конца 90-х годов этот регион, по сути, являлся горячей точкой, которую удалось временно заморозить, но не навсегда. Там до сих пор регулярно происходят столкновения между католиками и протестантами. Все осложняется тем, что с обеих сторон действовало и действует огромное количество военизированных группировок и банд, питающих искреннюю религиозную ненависть к противникам. Так, на стороне лоялистов действовали или действуют до сих пор: «Силы волонтёров Ольстера», «Ассоциация обороны Ольстера», «Силы Волонтёров — Лоялистов», «Ольстерские Протестантские Волонтёры», «Оранжевые Волонтёры», «Коммандос Красной Руки», «Рыцари Красной Ветви», «Сопротивление Ольстера» и т.д. Почти все они имеют в своем составе и молодежные подразделения. На их счету: теракты, убийства гражданских лиц, ограбления банков, нападения на католические церкви. Так, самыми знаменитыми акциями «Сил волонтеров Ольстера» стали взрыв популярного у католиков бара в Белфасте, в результате чего погибли 15 человек, а также расстрелы католиков на фальшивых блокпостах, установленных возле границы Ирландии и Северной Ирландии. Самой знаменитой акцией «Оранжевых Волонтеров» было нападение на десять католических церквей сразу. Кроме того, они по мере сил пытались пакостить бизнесу, принадлежащему католикам.

Обстановка в Северной Ирландии весьма и весьма взрывоопасная, и вплоть до конца 90-х годов этот регион, по сути, являлся горячей точкой, которую удалось временно заморозить, но не навсегда

Пик деятельности всех этих организаций пришелся на 60-90-е годы. Тогда же был особенно силен «Оранжевый орден» —братство протестантов, куда католикам запрещено вступать настолько, что туда не пустят даже перекрестившегося в протестанты католика или протестанта, имевшего в родстве католиков. Из ордена исключают за любое присутствие на католических церемониях, вплоть до гостя на свадьбе или похоронах. Основан он был еще в конце XVIII века в честь победы голландско-британского короля Вильгельма Оранского над католическим претендентом на престол Яковом (в Британии это именуется Славной революцией, ибо в Британии вновь воцарились протестанты, а не богомерзкие католики. Кстати, ключевым эпизодом стало предательство прапрадедушкой Черчилля католического короля, благодаря чему его род вознесся), которого, к слову, поддерживали ирландцы.

Кроме того, еще существовали специальные силы полиции, комплектовавшиеся по примеру фрайкора из самых убежденных лоялистов, для борьбы с ИРА. Но постепенно эта полиция превратилась в одну из десятков протестантских милитаристских террористических группировок и была распущена в 70-е.

С католической стороны лоялистам противостояло около десятка различных ИРА, возникших в результате многочисленных расколов. Они также занимались нападениями на активистов-лоялистов и терактами.

Длительное время в Северной Ирландии существовал свой парламент, но после событий Кровавого воскресенья 1972 года, когда британские солдаты расстреляли толпу католиков, убив 13 человек (официально было объявлено, что стрелять начали из толпы, и всех солдат освободили от преследования, но спустя 40 лет вдруг выяснилось, что толпа была безоружной, а солдатам стрелять было и вовсе ни к чему. По этому поводу милостивая Елизавета даже заставила Тони Блэра извиниться за эти события), было введено прямое правление из Лондона.

Кровавое воскресенье 1972 в Северной Ирландии

Неудивительно, что при такой вражде Северная Ирландия является образцовым сегрегационным государством. Если католик случайно попадал в протестантский район, он был большим везунчиком, если его просто били и он оставался жив. Так же было и с протестантами в католических районах. Поэтому неудивительно, что одной из двух достопримечательностей Белфаста, помимо огромного количества граффити, посвященных павшим в стычках боевикам как с одной, так и с другой стороны, являются Peace walls — «Стены мира», которые отделяют районы, где живут протестанты, от католических районов. Перебраться через стену весьма непросто: они примерно 5-6 метров в высоту, а сверху еще в несколько рядов намотана колючая проволока. Пройти сквозь них можно только через специальные ворота. Естественно, и все школы подчиняются принципу сегрегации и делятся на католические и протестантские.

Конфликт удалось частично заморозить в 1998 году подписанием Белфастских соглашений, которые предусматривали уравнивание количества католиков и протестантов в правительстве (Североирландская ассамблея) и полиции. Также создавался ряд межгосударственных комиссий с участием англичан и ирландцев и предусматривалось разоружение всех военизированных группировок с обеих сторон.

Тем не менее, и это не устранило конфликт. Хотя терактов с тех пор и не происходит, массовые столкновения там случаются регулярно. Достаточно загуглить «беспорядки в Белфасте», чтобы убедиться, что они происходят там с завидным постоянством:

— 82 полицейских пострадали в ходе беспорядков в Северной Ирландии (13 июля 2010);
— В Белфасте 700 человек устроили беспорядки (22 июня 2011);
— В ходе беспорядков в столице Северной Ирландии Белфасте пострадали 22 полицейских (12 июля 2011);
— В беспорядках в Белфасте пострадали более 50 полицейских (4 сентября 2012);
— Более 60 полицейских пострадали в результате беспорядков в Белфасте (8 января 2013);
— Во время беспорядков в Белфасте пострадали 29 полицейских (12 января 2013);
— Более 20 полицейских пострадали в беспорядках в Белфасте (10 августа 2013).

Вы уже, наверное, поняли, что быть полицейским в Белфасте очень скверно и печально. От них требуется во что бы то ни стало не допускать массовых беспорядков и побоищ, но вот только сделать это проблематично, они там происходят по любому поводу: протестанты празднуют свой праздник, обидный для католиков, — и их идут бить католики, протестанты устраивают лоялистский концерт возле католического храма — и их идут бить католики, правительство решает вывешивать британский флаг только дважды в неделю — протестанты идут бить католиков.

Беспорядки в Белфасте

Как вы могли заметить по этому тексту, получить независимость от Британии очень и очень нелегко. Либо платишь за нее втройне и получаешь массу «бонусов» в довесок, как Ирландия и Индия, либо остаешься в системе, как Канада и Австралия.
Пока шотландский референдум выглядит как прикол. Во-первых, для независимости нужно что-то больше, чем незначительный перевес большинства. Согласитесь, 80-90% за независимость и колеблющиеся 48-53% за независимость — это разные категории. Во-вторых, получение независимости — это долгий процесс. Так всегда бывает, когда процесс управляем. Например, референдум о независимости Шотландии предполагалось провести еще в 2010 году, но удалось сделать только сейчас. И самое главное: очень сомнительно, что шотландцы действительно готовы к максимально полной независимости ирландского образца. Иначе и поддержка была бы больше, и движения за независимость были бы активнее. Наиболее вероятный вариант и произошёл - это отказ от независимости по итогам референдума. В самом радикальном варианте могло бы быть — сохранение британской монархии по канадско-австралийскому образцу. В любом случае - от перемены места слагаемых сумма не изменяется.

Текст: Евгений Политдруг



ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Интересная информация