пятница, 20 июня 2014 г.

Игра энергетических престолов: почему Европа замораживает «Южный поток»?


Премьер-министр Болгарии, ключевой страны проекта «Южный поток», объявил о том, что страна прекращает подготовительные работы по строительству газопровода. Руководство братской славянской страны не стало ходить вокруг да около и прямо сказало, что «Европейская комиссия заподозрила, что проект не соответствует антимонопольным нормативам ЕС, и дальнейшая судьба проекта определится после консультаций с Брюсселем». Шах и мат, панслависты, очко в пользу Достоевского!

А если серьёзно, то «поток» был (и пока остаётся) самым крупным и амбициозным «внешнеполитическим» проектом «Газпрома»: 63 миллиарда кубометров топлива в год, впечатляющий маршрут (две ветки: Сербия-Венгрия-Австрия и Греция-Италия), дополнительный маршрут поставки газа в обход неспокойной Украины. Ключевым участком маршрута была именно Болгария, где газопровод выходил на территорию ЕС. При новостях о возможных препятствиях на получение финансирования проекта за рубежом руководство компании заявило, что будет финансировать проект за счёт свободных денежных средств «Газпрома». Запуск должен был состояться уже в конце следующего года, но теперь судьба всего проекта висит на волоске.

Казалось бы, ничто не предвещало беды: австрияки уже в апреле (после аннексии Россией Крыма) подписали соглашение с «Газпромом» о строительстве «Южного потока» и первых поставках. Однако произошло то, что произошло, и наша главная задача — разобраться, как и почему это произошло.

Первая, официальная и самая очевидная причина произошедшего — полное несоответствие проекта условиям Третьего энергопакета ЕС. То был комплекс реформ в области газа и электроэнергии, осуществлённый в 2009-м году и направленный на либерализацию рынка электроэнергии и газа. Руководители ЕС ставили своей целью создать условия для высокой конкуренции, чтобы получить серьёзное снижение цен на газ. «Южный поток в эту схему не укладывается, поскольку к мощностям этого газопровода российская компания не хочет подпускать больше никого. Хотя юридические формальности со всеми странами, где проходит маршрут «Потока» (Болгария, Сербия, Венгрия, Греция, Словения, Хорватия и Австрия), были уже улажены, Еврокомиссия упорно отказывалась сделать исключение для «Газпрома». Итог (промежуточный?) вам известен.

На этом месте какой-нибудь глуповатый либерал должен воскликнуть: «Ну как же так, неповоротливый монополист просто обязан уступить требованиям Еврокомиссии, пускай будет конкуренция!». Нет, не пускай. Учитывая огромную стоимость проекта ($65 миллиардов вместе с расходами на строительство трубы от Ямала до Средней России), для реализации приемлемых темпов возврата инвестиций газ нужно будет продавать по цене выше $14 за 1 MMBtu (притом, что нынешняя цена в среднем составляет $11,8), но при соблюдении навязываемых ЕС условий и допуску к трубе альтернативных игроков это будетрешительно невозможно. Я думаю, не нужно объяснять, что этими самыми альтернативными игроками являются в первую очередь компании из Франции, Германии и других ключевых стран ЕС.



Поклонник какой-нибудь австрийской экономической школы тут должен показать себя объективным и беспристрастным экспертом, указав на нормы обсуждаемого энергопакета и рыночное «вот это вот всё». Но и это будет излишним: проектируемый Трансадриатический газопровод (10 миллиардов кубических метров в год, с возможностью увеличения пропускной способности до 20 миллиардов, маршрут — 520 километров) уже получил исключительный статус и не обязан вписываться в требования Третьего энергопакета. Избирательной беспристрастности Еврокомиссии есть логичное объяснение: этим газопроводом занимаются европейские компании, в том числе швейцарская «EGL» и норвежская «Statoil». Итак, для «своих» — рынок и laissez-faire, для других — строгий еврокомиссар.

Мнения всех стран-участниц проекта (кроме разве что Австрии) Брюссель не волнуют вообще никак. Как сказал директор департамента внутреннего энергорынка Еврокомиссии Клаус-Дитер Борхардт: «Двусторонние межправительственные соглашения должны быть пересмотрены. Если страны не сделают этого сами, Еврокомиссия найдет способ их заставить». Сложно с уверенностью сказать, чем именно надавили на болгар, но скорее всего это были обещанные ЕС 15 миллиардов евро инвестиций в сельское хозяйство и инфраструктуру страны. Действительно, Россия и «Южный поток» — там, а брюссельские деньги здесь. Это, кстати, не первый раз, когда РФ теряет деньги и время в Болгарии: строившаяся там «Росатомом» АЭС «Белене» была официально прикрыта правительством Болгарии «из-за разногласий по стоимости», но на самом деле из-за давления со стороны Франции и Германии (обе страны как раз были озабочены вопросом угрозы АЭС на тот период). Вот такое вот уважение Брюсселя к интересам стран ЕС.

Однако то, что мы видим со стороны Европы, — это был торг. Жёсткий, бескомпромиссный, но всё же диалог. Даже пик споров (весна 2014-го) пришёлся на тёплую погоду, когда спорить о газовых сделках вполне безопасно. Вот так «рубить» с плеча европейцы бы не стали и вынудили бы рано или поздно «Газпром» согласиться на умеренно-негативный вариант — вроде продажи объёмов мощностей «Потока» посторонним поставщикам на конкурсной основе вместо того, чтобы делать это совсем бесплатно. В конце концов, и европейцы участвуют в проекте: строительством морского участка «Южного потока» занимается совместная проектная компания «South Stream Transport B.V.» с долей участия «Газпрома» 50%, итальянской «ENI» 20%, немецкой «Wintershall» и французской «EDF» — по 15%. Директор ENI Паоло Скарони несколько месяцев назад после аннексии Крыма даже поговаривал вслух, что это отличный повод добиться от «Газпрома» уступок по части «Потока». Однако есть силы и за пределами Европы, заинтересованные в срыве проекта.

Во-первых, Болгария выбраладля строительства участка «Южного потока» компанию «Стройтрансгаз», принадлежащую Геннадию Тимченко, попавшему в связи с крымскими событиями в американский «чёрный список». В связи с этим посол США в Болгарии Марси Райс выразила «крайнюю озабоченность» и посоветовала болгарскому бизнесу «не иметь дел с людьми и организациями, попадающими под санкции», да и, по её мнению, вообще «сегодня не время заключать сделки с Россией как обычно».

Во-вторых, хотя болгарский премьер и сослался в своём решении на Брюссель, объявление о прекращении работ над «Южным потоком» имело место сразу после его встречи с группой американских сенаторов: Роном Джонсоном, Кристофером Мёрфи и — вот это поворот — Джоном Маккейном. Последний для имиджа Америки в России делает ту же работу, что и Валерия Новодворская для демократии: отпугивает русских людей от неё. Он без обиняков сказал, что «есть сложности с этим проектом, но мы, конечно, хотим как можно меньшего участия русских в нём». Вот теперь мы и знаем, кто был главным инициатором заморозки проекта. Теперь поговорим о том, зачем это американцам.

Тут всё очень просто: успешное завершение строительства «Южного потока» и его запуск окончательно лишат Украину статуса транзитной страны, снизив всю её важность для Европы где-то до уровня Албании и обесценив американские планы по созданию «второй Польши» — антироссийской позиции и «троянского коня США» внутри ЕС. Польшу европейцы уже научили уму-разуму (а из единой Украины они хотят сделать 5-6 разных), а Вашингтону нужна новая пешка. Украинский премьер Яценюк ситуацию оценил верно и упрашивал ЕС заблокировать «Южный поток». В принципе конфликт украинское руководство могло бы решить, устроив широкомасштабную приватизацию своей газотранспортной системы, допустив до этого европейские компании. Но процесс этот идёт очень неспешно, чем американцы и воспользовались. Или даже просто проинструктировали украинских товарищей на этот счёт («европейцев и москалей не пускайте»): зря, что ли, сын Байдена в состав совета директоров «Бурисмы» входил. Мы недавно перевели пятиминутный курс теории международных отношений, а ситуацию с «Южным потоком» в одном предложении можно охарактеризовать так: «американцы спасают майдановских клоунов, чтобы они и дальше кривлялись». Этому, конечно, предшествовали и закулисные разговоры.

Если вы не забыли, то 6 июня было 70-летие высадки в Нормандии, где присутствовали главы самых важных стран ЕС и президент США. Все это люди достаточно занятые, чтобы тратить целый день на коллективный сеанс ностальгии, там определённо имели место и неформальные переговоры между Путиным, европейцами и американцами. И ход этих переговоров определённо не устроил Путина: там, судя по всему, ему объяснили или хотя бы намекнули, какая судьба ждёт «Поток». Возразить европейцы могли, но, видимо, не было достаточного стимула вступиться. Дело в том, что по итогам междоусобной европейской войны в 1945-м американцы оккупировали Европу и поставили континент в положение «субгегемона». Европейцы могут устраивать «датагейты» и вести скрытую игру за возвращение в сферу своего влияния отдельных стран, но американцы всё же иногда пользуются своим правом гегемона ударить кулаком по столу и поучить окружающих жизни.


Незадолго до «Дня Д» можно было наблюдать очевидные расхождения между союзниками: Франция объявила, что всё равно продаст РФ злополучные вертолётоносцы, а Обама пообещал создать фонд общеевропейской безопасности (около $1 миллиарда) для «финансирования европейских вооружённых сил и увеличения американского военного присутствия в Центральной и Восточной Европе».

***
Крест на проекте «Южный поток» пока ставить рано, но необходимо сделать определённые выводы:
1. Демократия и свободный рынок в Европе существуют только для внутреннего потребления — чужаков там ждут рэкет и административное давление, что и испытал на себе «Газпром».
2. Не нужно начинать работу, не определившись с юридическим статусом: «Газпром» был в курсе всех сложностей с Еврокомиссией ещё полгода назад, когда начал активные строительные работы на территории стран-участниц. Теперь всё, что компания потеряет в случае окончательной отмены проекта, она не сможет отсудить у ЕС даже гипотетически.
3. Политика всегда стоит выше экономики: «Южный поток» выгоден всем, но проект всё равно принесли в жертву политической конъюнктуре
4. Друзей у России в Европе нет: никаких громких протестов даже со стороны Австрии, с которой у «Газпрома» имеются соответствующие договорённости.
Однако борьба всё ещё идёт и стороны готовы к диалогу/спору/торгу. И Еврокомиссия, и руководство Болгарии считают «Южный поток» важным проектом для Европы, а значит, рано или поздно «Газпром» и Брюссель придут к соглашению. У нас мало причин считать, что это соглашение будет на условиях, противоположных тем, что диктует ЕС, ведь, в конце концов, свои основные активы элита РФ держит в Европе — и это её слабое место.

Кирилл Ксенофонтов



ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Интересная информация