пятница, 19 апреля 2013 г.

Реклама и СМИ, как средство манипуляции сознанием человека


К началу 70-х годов в США была осознана огромная сила телевидения, рекламы и средств массовой информации, как эффективного средства для управления людьми. Телевидение стало превращаться в «оружие массового поражения сознания».

Человек Запада все больше и больше подвергается манипуляции сознанием. Это своего рода «перепрограммирование» сознания, проводящееся скрытно.  В последние годы о манипуляции сознанием подготовлено немало хороших работ. Поэтому, не вдаваясь в детали, в этой главе мы очень кратко рассмотрим, как осуществляется управление сознанием населения на самом Западе.

В принципе, управление сознанием дело не очень сложное. Огромные успехи манипуляторов достигаются потому, что люди не знают об этом новом оружии. А применяется оно настолько скрытно, что человек обычно и не подозревает, что им управляют. Ему кажется, что он сам принимает решения, выбирает, покупает. (Хорошо это показывает фильм "Еда. Выбор жертвы")


Управление сознанием осуществляют через контроль мыслей и образов во внутреннем мире человека. Любая информация, проходящая через сознание человека, меняет содержание его внутреннего мира, добавляет новые мысли и образы, изменяет старые. При многократном повторении эти новые мысли и новые образы закрепляются в сознании (повторение – мать учения!). Многократное повторение переводит эти образы в подсознание. Содержание своего подсознания человек «не видит», но именно оно определяет мотивы его поведения и поступков.

В идеале задачей манипулятора является контроль всех мыслей и образов в сознании человека. Манипулятор стремится вытеснить все неконтролируемые мысли и образы и заменить их контролируемыми. Тогда он может заставить человека действовать в своих интересах не вызывая сопротивления.

Чтобы ввести в сознание новый образ, например, бутылку Кока-Колы или автомобиль «Форд», надо добиться, чтобы он как можно чаще находился в зоне внимания. Введение нового образа может быть скрытым, просто он как бы случайно часто попадается на глаза в телевизионной рекламе, на рекламном щите, в журнале. Главное, ввести его в сознание человека, а потом закрепить его там многократным повторением.

Обычно при этом связывают его с теми яркими образами, которые заложены в человеке природой на уровне инстинктов и для всех людей одинаковы. Это красота человеческого тела, красота природы, пейзажа, моря, солнца, растений и животных, чувства безопасности или голода. Особенно сильно действует вид детей. Используются «знаменитости» и «раскрученные» торговые марки. Также действенны чувства безопасности, жажды и голода.

Вводимый образ связывается с таким уже существующим в сознании положительно окрашенным образом. Для потребителя реальная связь значения не имеет. Более того, реальные связи заменяются на фиктивные простым совмещением изображений. Например, цветущие здоровые люди на рекламе табака, алкоголя и пива прямо противоречат реальным последствиям курения и алкоголизма. Замена реальных связей фиктивными проявляется и в том, что более половины сцен насилия показывают, как не приносящие боли. Искажение реальных связей полностью деформирует внутренний мир человека.
Внедряя какой-либо образ, например новые сигареты, связывают образ пачки сигарет с красивым полуобнаженным женским телом, с какой-нибудь знаменитостью или с красивым пейзажем. Усиливают воздействие музыкальной мелодией и рекламными словами. Яркость и громкость, различные ассоциации также усиливают действие на потребителя. Далее нужно только многократное повторение этой рекламной поделки и ей подобных, что определяется количеством купленного рекламного времени и купленных каналов доступа к сознанию. Таким путем можно внести в сознание что угодно.

Таким образом, реклама, которую многие считают безобидным делом - одно из главных средств насилия над сознанием Ее главная цель – захват и подчинение сознания людей корпорациям. Забивание сознания людей образами товаров, мыслями о товарах, вытесняет все остальное.

Корпорации должны продавать товары непрерывно, иначе бизнес остановится. Конкуренция корпораций ведет к тому, что разжигание потребительского психоза идет постоянно. Человека постоянно подстегивают, буквально «заставляют» покупать товары, даже если они ему не нужны. Купив один товар, под воздействием средств массовой информации потребитель тут же начинает чувствовать неудовлетворенность, потребность купить что-то еще. Система не дает человеку возможность почувствовать удовлетворение и покой, вытягивает из него внутренние силы. Западный обыватель уже много лет живет под чудовищным информационным гнетом потребительской пропаганды.


Управление человеком легче всего достигается через управление его желаниями, задание целей. Показывайте молодому человеку из достаточно обеспеченной семьи изо дня в день рекламу дорогой машины, повторяя при этом, какое удовольствие доставляет езда на ней, как престижно ее иметь, говоря, что он этого достоин, что это его мечта и другие рекламные заклинания. Можно не сомневаться, что он захочет иметь такую машину. Сам процесс движения к заданной цели будет для него удовольствием.

В потребительском обществе приобретение товаров становится главным желанием. Как только потребитель покупает товар, корпорации стараются поставить ему новую цель – более высокий класс автомобиля, более мощный компьютер, больший экран телевизора и так далее. Главное, чтобы сознание потребителя было все время приковано к вещам.

«Заклятый друг»

Идеальным средством для управления сознанием людей стало телевидение.

Телевидение отрывает человека от реального мира и других людей, ограничивает его круг общения, в значительной мере влияет на темы и предметы, по которым ведется остаточное общение. Телевидение старается заменить общение с живыми людьми общением с полностью контролируемыми виртуальными «знаменитостями», ведущими разных шоу, персонажами сериалов и фильмов, актерами и журналистами.

Если между миром и человеком всегда стоит телевизор или компьютер, то достаточно управлять этими каналами, чтобы полностью управлять человеком.

Средний взрослый американец смотрит телевизор пять часов в день. То есть он проводит перед ним практически все свое свободное время. Если учесть, что в вечернее время каждый час прокручивают до 30 рекламных роликов, то можно догадаться, чем забито подсознание телезрителей. Дети и подростки в США смотрят телевизор в среднем три с половиной часа. Но они проводят едва ли не больше времени за компьютером, посещая разные развлекательные сайты или играя в компьютерные игры, а это еще гораздо хуже.  

Эти технологии привели к радикальному перевороту в сознании общества. Телевидение сделало управляющее воздействие на сознание настолько сильным, что способность сознания сопротивляться этому воздействию была сломлена. Накопление все новых психологических знаний о человеке как объекте управления вело к все большему подавлению людей.

Кино и телевидение погружают человека в искусственно созданный виртуальный мир готовых образов. Сознание просто копирует телевизионные образы. Телевидение уже не отражает жизнь, оно начинает управлять жизнью.


Образ важнее товара

В 60-х годах, осознав возможности телевидения и всех видов рекламы, хозяева корпораций ринулись увеличивать число служителей культа вещей. Чтобы в условиях перенасыщения хоть как-то отделить свои товары от совершенно аналогичных товаров конкурентов, корпорации пошли по пути создания торговых марок, брэндов. Огромные средства были брошены на создание культа товаров.

Увеличение прибыли достигалось через уменьшение затрат и удешевление товаров за счет снижения качества. Сначала к товарам добавили торговые марки, брэнды, а потом брэнды сделали важнее товаров. Корпорации научились вызывать преклонение перед совершенно заурядными вещами, просто приставляя к ним брэнд, торговую марку, фактически заменяя товар его образом. Одежда фирмы «Найк», спортивная обувь «Адидас», автомобиль «Мерседес» и так далее. Расходы на рекламу росли быстрее расходов на производство.

Цель создания торговой марки (брэнда) – установить в сознании потребителя, что именно продукты этой торговой марки самые лучшие. Этот прием сильнее всего действует на детей, у которых, например, понятие напитка часто связано только с Колой или Пепси. Создание таких контролируемых образов считается гораздо более выгодным, чем строительство заводов. Так, стоимость брэнда Кока-колы во много раз превышает стоимость всех их производственных мощностей.

От постоянного разжигания страсти к вещам, к потреблению, у человека формируется зависимость от товаров и посещения магазинов. Эта зависимость сходна с наркотической. Не сходив в магазин и не купив какой-нибудь товар, человек чувствует сильное беспокойство, неудовлетворенность. Эта форма зависимости относится не к одному товару, а ко всему процессу хождения по магазинам и покупкам очередных товаров или образов. Ради этого потребитель готов отказаться от чего угодно, даже от семьи. Куда бы ни приехал американец, он обязательно пойдет в супермаркет, хотя в его городе есть точно такой же магазин, с тем же набором товаров. Многие американские потребители могут назвать сотни брэндов, но не знают названий даже десятка растений.

Особое вниманию уделяется контролю сознания женщин. Большую часть покупок совершают и контролируют именно они. Поэтому женщину всеми силами стараются вырвать из семьи, после чего она делается беззащитной перед насилием брэндов. Телевидение создает ей модели поведения «эмансипированной» женщины. Ее сознание полностью порабощают образы тряпок, безделушек, машин, денег, удовольствий. Дети предстают как обуза ее карьере, погоне за деньгами, товарами и удовольствиями.

Огромные силы и средства бросают на контроль сознания детей. Корпорации стремятся перехватить контроль над сознанием детей в самом раннем возрасте. Поскольку примерно до шестилетнего возраста дети больше всего любят фантазировать о животных, брэнды для них делаются в виде различных зверюшек. На рекламу для детей ежегодно расходуются многие миллиарды долларов. Тысячи и тысячи «специалистов» во всем мире заняты поиском эффективных средств насилия над сознанием детей.

Атака на детское сознание ведется с самого раннего возраста. Корпорации стремятся заложить в детском сознании свои торговые марки, чтобы подросший ребенок был уже запрограммирован на покупку именно их товаров, связанных с подсознательными детскими ощущениями. 

Брэнды корпораций всегда находятся перед глазами учащихся в школах, колледжах, университетах. Корпорации используют спонсорство для навязывания своих товаров. Стены обклеены плакатами, тексты в учебниках ненавязчиво напоминают о товарах и брэндах и так далее.

Начиная с раннего детства людей превращают в поклонников вещей и товаров различных брэндов.

Деградация сознания

Чем беднее внутренний мир человека, тем легче внедрить в него контролируемые образы. Поэтому манипуляторы заинтересованы, чтобы внутренний мир управляемых потребителей был как можно более серым и примитивным.

Для полного контроля сознания необходимо уничтожить способность человека мыслить самостоятельно. Эффективным методом подавления способности мыслить является постоянное забивание сознания человека яркими и сильно действующими образами – насилием, сексом, яркими картинками, громкими звуками, мельканием меняющихся изображений. Используется также метод создания огромного потока информационного шума, в котором человек теряет ориентацию и хватается за чаще всего повторяемые образы.


Избыток информации, в основном имеющей очень незначительную ценность, перегружает сознание и подсознание человека огромным набором случайных, слабо связанных, часто противоречащих друг другу фактов, мифов, представлений, образов, создает иллюзию понимания и парализует способность к самостоятельному мышлению. Человек не задумываясь над вопросом, находит в куче информационного хлама, которым набито его сознание, готовый шаблонный ответ, чужую мысль, которую он считает своей. Это создает такую стену «кажущегося понимания», которую никакой логикой не пробить.

В таком разгуле диких потребительских страстей не могут существовать литература и искусство, несущие высокие ценности. В оглушающем реве и грохоте всевозможной «металлической музыки», истерических воплях «певцов» заглохли, умерли благородные звуки классической музыки. Насилие, жестокость и секс, оккупирующие телеэкраны, убили искусство театра и кино. Американское кино давно перестало быть искусством. Теперь это просто «кинотехника» и компьютерные эффекты. Общество опустилось на уровень грубых зрелищ Древнего Рима.

Такому обществу уже неинтересны духовные и социальные ценности. Массы потребителей не интересуются больше ни политикой, ни экономикой, ни культурой, они жадно ищут новых развлечений и удовольствий. Хозяева капитала могут больше не бояться распространения социалистических идей. Большая часть населения превратилась в стадо похотливых животных. Сходные процессы, хотя и в несколько смягченной остатками христианства форме, идут и в Западной Европе.

Призывы средств массовой информации «брать от жизни все» жестко ориентируют на материальные блага, на удовольствия низшей животной природы. Если главное в жизни – удовольствия и деньги, на которые эти удовольствия покупаются, тогда вера в высокое предназначение человека на Земле - устарелый пережиток.

В 60-х – 70-х годах молодежь среднего и зажиточного класса под лозунгами «живем один раз, делай, что хочешь», ринулась в вихрь «удовольствий». Секс дополнялся массовым распространением всевозможных наркотиков. Использование марихуаны стало настолько обыденным делом, что ее перестали рассматривать как наркотик.

Когда секс, алкоголь и наркотики начали приедаться, потребители захотели новых ощущений. И телевидение вбросило им новые «удовольствия» от созерцания грубого физического насилия.

Созданные Шваценеггером, Сталлоне и другими «мастерами телеэкрана» «киногерои» сделали культ насилия новой модой. Потоки крови, град пуль и кулачных ударов стали любимым зрелищем «цивилизованных» потребителей. Такое пристрастие к виду кровавого насилия уже было в Древнем Риме эпохи упадка.

Постоянное насилие над сознанием приводит к резкому сужению внутреннего мира как отдельного человека, так и всего общества, которое ограничивается набором товаров и телеканалами, бесконечно рекламирующими те же товары.

Потребительское общество несет в себе «встроенный механизм деградации», Создававшиеся веками культурные и духовные ценности просто выкашиваются, заменяются на управляемые образы товаров и стереотипы поведения. В сознании остаются только товары и заложенные природой инстинкты.

Все знают выдуманного Киплингом Маугли. Но не все знают, что науке точно известно несколько случаев, когда дети вырастали в волчьей или в обезьяньей стае. По возвращении в человеческую среду, ни один из них не стал человеком. Они не могли освоить язык – в лучшем случае научались понимать несколько слов, не больше, чем понимает хорошая собака. Механизмы мышления, не развитые в детском возрасте в обществе, не включались. Подчеркнем еще раз: они не могли мыслить, интеллект отсутствовал, то есть, они оставались животными. Человеком становятся только в человеческом обществе.



Точно также, если с раннего детского возраста до зрелых лет человек «воспитывается» так называемыми «свободными» средствами массовой информации, он становится потребителем, которого абсолютно не интересует смысл жизни. Более того, сама постановка вопроса о смысле жизни кажется ему нелепой. Он считает совершенно нормальной жизнь материально ориентированного обывателя, не интересующегося вечными вопросами, выходящими за рамки примитивных удовольствий, приобретения вещей и зарабатывания денег. Он проживет оставшуюся жизнь так, как его запрограммировали – потребителем, которого не интересуют высокие идеи. Все его желания сводятся к потреблению и удовольствиям.

Западный потребитель утратил потребность искать смысл жизни. Он голосует «за кого надо голосовать» и заботится только о своем комфортном прозябании, а работает только для сохранения этого прозябания, чтобы его конкуренты не съели. Он закрывает глаза на то, что его комфорт приобретается за счет ограбления целых народов.

Полный контроль системы образов и удержание в нем человека создает рабство сознания. В потребительском обществе насилие над сознанием совершается постоянно, корпорации дьявольскими методами ведут войну за подчинение сознания каждого человека, но при этом стараются казаться ангелами. Эта война ведет к деградации сознания как отдельных людей, так и общества в целом.

Телевидение ускоряет процесс деградации. Все каналы телевидения стремятся поднять свой рейтинг, то есть увеличить число людей, которые смотрят передачи этого канала. Чтобы передача была доступна большому числу телезрителей, она должна ориентироваться на вкусы неразвитого большинства. Чем передача примитивнее, тем больше масса людей, которые ее могут смотреть. А чем больше людей смотрят, например, примитивный телесериал, тем больше снижается развитие людей, тем больше они тупеют.

Примитивна уже сама оценка успеха или неуспеха путем попадания в список Топ-10 иди Топ-100. При этом ведь неважно, есть ли в этом списке что-либо действительно хорошее или новое. Топ-100 будет всегда, даже если в нем ничего хорошего нет. И потребитель всегда стремится купить это «лучшее».

Другим встроенным механизмом деградации является ориентация на удовольствия. При этом все потребности быстро начинают сводиться к удовлетворению биологических инстинктов – еде, сексу, зрелищам. Так было в Древнем Риме, так обстоит дело сейчас на «свободном» Западе.

Но именно в таком населении больше всего заинтересованы владельцы корпораций, для которых важна только прибыль. Поскольку получение прибыли несовместимо с нравственностью, западная «элита» состоит из самых «внеморальных» (термин Сороса) людей. Что такое сострадание, совесть, справедливость, им не понять. Такие понятия им недоступны, поскольку столетиями культивировались противоположные чувства. Это уже не люди, а роботы, запрограммированные только на получение прибыли, на получение денег, чтобы делать деньги.

Все эти процессы деградации подавались и подаются в ярких «упаковках» «постиндустриального общества», «информационного общества» и так далее.


Западное образование

Способность мыслить развивают воспитание и образование детей. Был в истории Запада короткий период, когда «хозяева мира», перепуганные советскими спутниками, кинулись развивать образование в своих странах. Но этот период был очень коротким.

Для эффективного контроля сознания настоящее образование должно уничтожаться. У родителей формируют представление о воспитании как о бесприбыльном занятии, требующем больших затрат. У детей создается представление об учении как ограничении свободы, мешающем делать, что хочешь - смотреть телевизор, играть в компьютерные игры.

Современное массовое западное образование закладывает в сознание обучающегося определенный набор понятий и алгоритмов, чтобы он мог выполнять ограниченный набор действий. Поэтому и проверка знаний сводится к выбору одного из готовых вариантов ответа. Кстати, именно эту порочную систему продавливают сейчас в России. Никто на Западе не занимается воспитанием личности, не развивает способностей к творчеству. Конечно, есть небольшое количество очень дорогих частных школ для будущей «элиты», где уровень образования поддерживается достаточно высоким, но это капля в море.

Более способных детей загоняют в глубокую, но узкую специализацию и делают исключительными специалистами в своей области. При этом такие специалисты, как правило, совершенно не ориентируются в реальной действительности в целом, и за пределами своей области знания являются обыкновенными потребителями.

Под мощным воздействием телевидения и рекламы мыслящее сознание трансформировалось в потребляющее. Исчезал смысл в сохранении достигнутого качества образования.

Мир, на осмыслении зависимостей которого развивается мышление, был заменен на готовую картинку на экране телевизора или мониторе компьютера. Потребителю больше ни в чем не надо ориентироваться самому. Для всего есть готовые указания, рецепты и алгоритмы. Развитие ума затормаживается.


Разрушение семьи

Психологическая атака ведется и на те связи и положительно окрашенные образы, которые заложены на уровне инстинктов и, поэтому труднее всего поддаются манипуляции. В качестве примера можно привести привязанность к семье, желание иметь детей, тягу к общению, сострадание. Чтобы подавить их, используют сильное непрекращающееся воздействие. Чтобы вытеснить их желанием иметь товары и деньги, сознание человека подвергают насилию постоянно.

Забивание сознания людей образами товаров, мыслями о товарах, вытесняет образы людей, в том числе членов семьи. А люди из разрушенных и проблемных семей легко привязываются к товарам, деньгам и брэндам.

Естественное желание женщин иметь детей корпорации стремились заменить на желание иметь контролируемые ими товары и развлечения. «Независимые» и «самостоятельные» женщины были превращены в безудержных потребителей, стали конкурировать с мужчинами в борьбе за рабочие места.

В это же время появились и были широко разрекламированы противозачаточные таблетки, временно делающие женщину бесплодной. Разнузданная пропаганда секса по телевидению и отсутствие страха забеременеть вызвали взрыв разврата и падение рождаемости. Все это, конечно, разрушало семью, потому что ценности семьи подменили желанием получить максимальное удовольствие от секса.

В западном обществе идет постоянное ослабление связи между поколениями, вплоть до практически полного их уничтожения.

Во всех западных странах с рыночной экономикой идет процесс разрушения семьи и вымирание населения. По данным ООН на конец ХХ века рождаемость в богатых «демократических» странах составляла 1,07 – 1,4 ребенка на одну женщину, а для простого воспроизведения нужно не менее 2,1 ребенка. Люди отказываются заводить детей, отказываются продолжать жизнь. Население «цивилизованных» стран вымирает среди материального изобилия.

В «процветающих» городах и странах миллионы людей белой расы не имели, не имеют, не хотят и не будут иметь детей. На Западе утрачено желание иметь детей. Утрачивается воля к продолжению рода. В расцвете технологического могущества потребительской цивилизации заложены семена ее гибели.

Главной функцией средств массовой информации давно стало управление сознанием. Львиную долю рекламного времени на телевидении покупают крупнейшие корпорации, навязывающие свои товары.

Виртуальный мир 

Анализ образов, через которые реклама вводит товары в сознание людей, хорошо показывает, что же действительно ценно для человека – это люди, дети, природа, растения, животные. Но потребителя отрывают от этих естественных потребностей.

Замена естественных живых образов на контролируемые брэнды создает полностью управляемый виртуальный мир. Один и тот же брэнд потребитель видит на всех основных телевизионных каналах, в Интернете, на рекламных щитах, в журналах и газетах. Телевидение стремится максимально замкнуть сознание в виртуальном мире, отсечь его от внешней реальности. Объем материалов о спорте, развлечениях, музыке, кино заметно превышает число материалов о реальной жизни людей. Большую помощь в этом оказывают контролируемые «знаменитости». Телезритель знает все о событиях их жизни, скандалах, увлечениях и пристрастиях. Он обсуждает виртуальные события со своими знакомыми и родственниками. Собственно, жизнь «знаменитостей», которые становятся для него самыми близкими людьми, он часто знает лучше, чем жизнь членов своей семьи. Западный потребитель живет в вымышленном, сфабрикованном виртуальном мире.

Изобретение компьютерных игр дало возможность потребителю «войти» в виртуальный мир, слиться с одним из заранее приготовленных персонажей. Подростки проводят за компьютерными играми больше времени, чем их родители у телевизора.

Общение с компьютером сводится к нажатию около десятка кнопок. Но в компьютерной игре стирается грань между тем, что происходит в виртуальном мире, и тем, что происходит в реальности. Сюжеты большинства игр построены на убийствах или другого вида насилии.

Современный наёмник, наигравшийся в компьютерные игры, уже не различает, нажал ли он кнопку наведения бомбы в игре-симуляторе, или в настоящем самолёте. В настоящих приборах, как и в игре, он не видит своих реальных жертв.

Особенностью всех виртуальных миров является их бесконечная повторяемость, пустое хождение сознания по кругу. Это и бесконечные спортивные соревнования, футбол и хоккей, годами идущие сериалы, нескончаемые шоу, компьютерные игры, в которых играющий нажимает одни и те же кнопки, стараясь сделать это чуть быстрее, чем в прошлый раз. Для управления сознанием это очень удобно. В виртуальном мире тем, кто контролирует сознание, принадлежит все. Они могут изменять все, что хотят, и как хотят.

Компьютерные и видеоигры – это виртуальный наркотик. В них сознательно используются психологические приемы, чтобы приковать к игре. Играющий научается очень быстро нажимать клавиши, но его мир замыкается. Игры и телевидение становятся главными занятиями.

Появление и развитие Интернет, где сайты создаются миллионами людей, несколько снижает воздействие телевидения, дает возможность более полно и правдиво отражать мир. Но здесь кроется и большая опасность для будущего. Развитие технологий слежения за пользователем может в будущем дать управляющей системе возможность получать детальные данные о содержании сознания человека. Такие технологии, а также создание виртуальных компьютерных миров, могут сделать возможным полное индивидуальное управление каждым сознанием через контроль всего, что видит человек, подключаясь к Интернет.                                           

Чудовищное психологическое оружие крушит сознание населения Запада с той же, если не с большей силой, чем остальной мир. Поистине, поднявший меч, от меча и погибнет.

Потакание инстинктам

В середине 60-х годов на Западе шла разрушительная «культурная революция». Она осуществлялась через телевизионное насилие над сознанием и известна как сексуальная революция и возникновение масс-культуры. Эта «культурная революция» несла разврат и максимальный секс, пропаганду насилия и наркотики, полное отбрасывание любых нравственных ограничений. Все общество целиком вели к одичанию. С таким «оружием», как телевидение, ни школы, ни церковь не могли справиться. Начав с вроде бы безобидного рок-н-ролла и примитивных песенок, телевидение в течение нескольких лет сняло все культурные и моральные табу, которые человечество вырабатывало тысячелетиями.

После отмены в 1966 году цензуры в кино, на экраны хлынул поток порнографии. В конце 60-х гомосексуализм из психического заболевания превратили в одно из «прав человека». Теперь преследовать по суду стали не гомосексуалистов, а тех, кто считал гомосексуализм извращением. За тридцать лет с 1970 года секс-индустрия в США выросла в тысячу раз, и достигла в 2001 году 10 миллиардов долларов, и продолжает расти.

В «демократических» странах власть разрешает рекламировать порок, и тем распространяет и укрепляет его. Когда порок преподносится весело и ярко, молодежь тянется к нему, как мотыльки на огонь. Стремление к чувственным удовольствиям внедряется как модель поведения. В подсознание закладываются стереотипы, которые не позволят поверить ни во что высокое, приведут к циничному отрицанию возвышенных, благородных устремлений.  

Множество таких «воспитательных» влияний формирует эгоиста, озабоченного только своими удовольствиями, а общество превращает в толпу потребителей, беззащитную перед манипуляцией сознания. Потребитель стремится к развлечениям и чувственным удовольствиям, деньги становятся идолом, который ставится на место высоких ценностей и идеалов. Люди не замечают, что их ведут к пропасти.

Разврат стал бизнесом, дающим большую прибыль. Растут новые направления этого бизнеса – препараты для усиления половой активности, порно-сайты, порно-видео, массажные салоны, секс-игрушки, секс по телефону, секс-туризм и так далее. Обыденной стала реклама индустрии секса. Аморальность Запада стала разрушительной. 

Погружение людей в стихию животных инстинктов убивает высокие человеческие устремления. Уничтожается восприятие красоты, убивается тяга к познанию с его захватывающими «приключениями» интеллекта и ощущением великой тайны природы, разрушаются мечты о любви.

Те же процессы происходят и в развитии индустрии насилия. До совершеннолетия американский ребёнок видит по телевидению гораздо больше убийств и насилия, чем видел солдат на войне. С каждым годом все больше выстрелов, больше крови, более изощрённые способы убийства. Насилие в компьютерных играх происходит так часто, как хочет играющий. Со временем и компьютерных развлечений уже недостаточно, в ход идут лёгкие наркотики, а затем и более сильные наркотики. За насилием на телевидении и в виртуальном мире следует насилие в жизни.


Тоталитаризм

Западное общество в высокой степени тоталитарно. Разглагольствования о свободе и демократии – это только дымовая завеса, прикрывающая тоталитарную власть ничтожной кучки богатейших «хозяев мира».

В условиях, когда средства массовой информации принадлежат очень узкой группе финансовых воротил и хозяев гигантских корпораций, о свободе печати на Западе можно говорить только с юмором. Монопольно управляющиеся, подконтрольные капиталу средства массовой информации создают незримую, но такую прочную сеть «общепринятых» мнений, что человек «демократического» Запада никогда не рискнет сказать что-либо, несоответствующее установкам, задаваемым «хозяевами жизни». Иначе он рискует сразу же оказаться среди врагов «демократии», потерять работу и перспективу роста и вообще оказаться на дне общества, ведь он живет, в основном, в кредит.

Характерные черты Запада – хорошо организованное притворство, прикрывающее громадное количество слепоты и зла, огромную массу распространившейся глупости. Люди покорно поддерживают то, что привычно, что способствует сохранению установившейся атмосферы их жизни. Слаборазвитое этическое сознание отупляется и заглушается всей мощью средств массовой информации. Кандалы сознания страшнее железных цепей.

Тоталитаризм США проявляется в том, что правящая верхушка регулирует повседневную жизнь американцев даже в мелочах, она решает, что надо делать, как говорить «политкорректно» и тому подобное. И никто не рискнет возразить, опасаясь сразу попасть в число неблагонадежных и подвергнуться общественному остракизму.

Болтовня западных идеологов о свободах – просто еще одна большая ложь. Свободного человека отличает свободная воля – способность поступать так, как хочет он сам, а не так, как заставляют обстоятельства или чужая воля. В обществе манипулируемых потребителей может быть только претензия на звание свободного человека. Человек, полностью подчиненный своим желаниям и инстинктам, является их рабом, становится на уровень с животными и отличается от них только тем, что наделен рассудком. Он не может претендовать на высокое звание свободного человека. Быть свободным и болтать о свободе – разные вещи.

Свобода или несвобода человека зависит от состояния его сознания. Вспомните героя «Шахматной новеллы» Стефана Цвейга, который во время войны провел много времени в тесной одиночной камере. Тяжелое душевное состояние заставляло его быстро ходить из угла в угол на очень маленьком расстоянии. Так вот, уже много лет спустя после освобождения, когда он задумывался или нервничал, он начинал ходить вперед-назад на точно таком же малом расстоянии. Тюремная камера осталась в его голове, в его сознании. Когда человеку такую тюремную камеру встраивают в его сознание, он становится инструментом чужой воли. 

Духовный кризис

Запад создал цивилизацию, отрекшуюся от духовности. Высокое человеческое предназначение он променял на «чечевичную похлебку» материальных благ и чувственных удовольствий. Деньги он сделал идолом, которому исступленно поклоняется.

«Брать от жизни все», «после нас хоть потоп» - вот лозунги потребительской цивилизации. Смысл жизни такой человек видит в максимальном потреблении и удовольствиях.

Нравственное поведение, справедливость, сострадание, доброта ограничивают выгоду и удовольствия и должны, по его мнению, быть отброшены. Он считает, что нет ни хорошего, ни плохого, есть только выгодное и невыгодное. При таком взгляде, все, что приносит удовольствие – хорошо. Потакание животным инстинктам хорошо, так как приносит удовольствие.

Он считает, что можно пойти на любое преступление, если есть уверенность, что об этом никто не узнает и удастся избежать наказания. Какой смысл отказываться от преступления, которое может принести много удовольствий? Мог украсть много денег и не украл – дурак. Кстати это логика старших братьев нашего сказочного героя Иванушки-дурачка. Его ведь потому и считали дураком, что ни богатство, ни деньги его не интересовали. Ироничен русский человек.

Поведение человека определяется уровнем его целей. Высокие цели – одна жизнь и одно поведение. Низкие цели потребительского общества – другая жизнь и другое поведение.

Рыночная экономика убивает в людях высокие цели, превращает народ в толпу, жаждущую денег, требующую «хлеба и зрелищ». В долгосрочной перспективе, это дорога в пропасть, к хаосу и страданиям. Еще страшнее, что эта дорога уводит людей от истинных человеческих целей, лишает их самых драгоценных сокровищ Духа. У человека отнимают духовность, превращают его в тупого потребителя. Рыночная система сеет соблазны, без всякого кнута загоняющие людей в ловушку.

Веками Запад основывал свое сытое благополучие на страданиях народов. Нужно не просто усыпить, а убить дух в себе, чтобы быть спокойным, зная о своих безжалостных, бесчеловечных делах. Нравственное падение Запада устрашающе. О крайнем моральном отупении Запада говорит и тот факт, что США пользуются технологическим превосходством для безжалостного уничтожения жителей других стран, не подвергая опасности своих наемников. И гордятся этим.

Запад не ставит задачей совершенствование человека, он дает волю его инстинктам, и эксплуатирует их в целях получения прибыли.

Потребитель-эгоист делает своим принципом удовлетворение своих телесных желаний и животных инстинктов и только на них он направляет свои усилия. Осмысливать свои желания он не намерен. Это опускает потребителя на уровень животных и даже ниже. Потакание животным инстинктам, вошедшее в плоть и кровь западной цивилизации, имеет страшную разрушительную силу. Оно страшно в первую очередь для своих носителей.

Т. Третьякова, М. Васильев
Фрагмент книги "Россия - свет мира, или почему Россия победит Америку"



ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Интересная информация