воскресенье, 10 марта 2013 г.

Индустрия 2.0, или Куда девать экскаватор?


Что такое нынешний кризис? Его называют по-разному — и кризис падения эффективности капитала, и кризис перепроизводства, и долговой кризис, и просто финансовый, однако не связанному с экономикой человеку малопонятно, а что, собственно, происходит.
На самом деле всё просто. Представьте себе замкнутую группу из пяти человек, у которых есть на круг тысяча рублей, у каждого по двести. Если один из этих пяти, какой нибудь мистер Хайцман, заработает, отнимет или украдёт все деньги других, всю тысячу, то как вы понимаете, он не сможет больше ни во что эффективно вложить деньги, с тем, чтобы заработать ещё. Даже если в ведении будет печатный станок, то относительную прибыль станок уже не сделает, ибо все деньги замкнутой системы и так у него, у Хайцмана. Печатный станок лишь обеспечил ему фору в стартовых возможностях. Ну произведёт Хайцман на продажу пять суперсовременных компьютеров или автомобилей, а кто их купит? Можно конечно выдать кредиты, но кто их отдаст, если все деньги принадлежат одному? Можно конечно платить другим людям за какие-то услуги, но необходимых услуг не так много, чтобы сколь-нибудь существенно перераспределить деньги, да и Хайцман не станет добровольно делиться приобретённой властью. И войну-то серьёзную уже не развязать, ибо все те рынки, за которые эта война была бы возможна (и была возможна 60 лет назад), со времён разграбления Советского Союза и так стали глобальными, и современная война ничего, кроме убытков, хайцманам не принесёт.
Если кто играл в настольную игру «монополия», с киданием кубиков, то он помнит, что игра ЗАКАНЧИВАЕТСЯ тогда, когда все деньги и производственные ресурсы оказывались в одних руках. Сейчас в мире происходит именно это — игра закончилась. Все деньги и ресурсы, считай что в одних руках, и эти руки более не могут эффективно вложить свои средства чтобы их преумножить, потому что у других участников игры денег не осталось. Вот это и называется кризисом падения эффективности капитала. Мировая экономика обескровлена. Кредиты уже выданы под будущие доходы на пять-десять лет вперёд, но отдавать их нечем, поскольку нет ни одной отрасли хозяйства где можно было бы обратно заработать деньги, находящиеся у жирных котов, которым не нужна ваша продукция в достаточном для окупаемости количестве. Склады завалены товаром, который никто не может купить — продать его по приемлемым ценам принципиально невозможно, производство соответственно падает; всеобщий демпинг чтобы вернуть из вложенного хоть что-то; обесцениваются и нефть и полезные ископаемые которые были ранее нужны как раз для производства и транспортировки товаров; инновации на падающем спросе внедрять невозможно потому что просто не выгодно; соответственно падает скорость развития науки и техники; доступность технологий откатывается на несколько десятилетий назад; заводы встают; люди массово выпадают из системы лишаясь работы; а поскольку система всегда требовала полной от неё зависимости, то этим людям становится нечего есть и негде жить. Это – капитализм. Налицо идеологический перекос в сторону личного, в ущерб общественному. И те самые жирные коты - хайцманы, оказавшиеся на вершине данной порочной системы, могут в одночасье лишиться всего только потому, что большего достигли средь прочих. У государственной машины, обеспечивающей стабильность такого общественного обустройства, не хватит ресурсов для того, чтобы прокормить зависимое но неработающее население, а голодному безработному, которого жена выгнала из дома потому что он перестал быть кормильцем своего семейства, нечего терять кроме цепей, он пойдёт с транспарантами и камнями на свержение строя, сделавшего возможным его голод и унижение как главу семейства и добытчика.
Подведя итог описанию капитализма мы приходим к некоему сконцентрированному выводу - рано или поздно, так или иначе, финал капитализма инициируется снизу голодными бунтами.
Строй, который мы называли социализмом, на первый взгляд выглядит более пристойно и казалось бы справедливо, не смотря на забавность всяческих социалистических жигулей в сравнении с капиталистическими мерседесами. В социалистической идеологии запрещается частное присвоение банковских кредитных дивидендов, прибыль от любых производств достаётся государству, которое на себя берёт функцию перераспределения финансовых потоков во многом в сторону рядовых участников системы. Бесплатны для конечного пользователя медицина и учёба, разрыв между богатыми и бедными не превышает пятикратного; социальные лифты; справедливость как часть государственной идеологии, и так далее. Однако, социализм в долгосрочной перспективе так же нежизнеспособен благодаря теперь уже противоположному перекосу — перекосу в сторону общественного в ущерб личного. Трудовая повинность для поддержания системы, отсутствие собственного неприкосновенного жизненного пространства, порицание и даже подсудность любого инакомыслия и в связи с этим — слишком медленное, опаздывающее развитие культуры и уровня товаров народного потребления, вязкость бюрократии и негибкость управления. Под дружные улюлюкания диссидентов и прочей интеллигенции, видевшей только умело показаный фасад капитализма, социализм сверху уничтожила властная и торговая номенклатура, которую раздражала ответственность перед обществом, а так же невозможность передачи власти и социального статуса по наследству. Подковёрные интриги властной верхушки и неуничтожимый вектор стремления к повышению личного и кланового статуса среди равных, сделали невозможным дальнейшее существование советского социализма, или как говорит М.Л.Хазин – Красного Проекта.
Подведя итог описанию социализма придем к некоему сконцентрированному выводу - рано или поздно, так или иначе, финал социализма инициируется сверху сытыми заговорами.
Ещё раз: Капитализм уничтожается снизу, социализм сверху.
Знание посередине, как говорил Будда. Если натянуть струну слишком сильно, она порвётся, если слишком слабо, она не будет звучать. Между духовным и материальным нельзя выбирать что-то одно. Мир един и целостен, и любая из его сторон будучи отвергнутой маятником вернётся и ударит по отвергавшему. Чтобы предотвратить дальнейшее маятникообразное шатание от общественного к личному и обратно, в возводимом обществе необходимо вспомнить про единство противоположностей, то есть копнуть глубже предлагаемого выбора.
И Капитализм и Социализм являются разными надстройками одной экономической модели — модели Адама Смита, утверждавшего, что развитие научно-технической мысли человечества возможно только до тех пор, пока существует процесс углубления разделения труда. И согласно этой теории, с тех пор как рынки стали глобальными, дальнейшее развитие доступных технологий принципиально невозможно. Однако, я готов поспорить с абсолютностью теории Адама Смита, и вот на каком примере. Современная робототехника всё более заменяет человека на производстве. Убеждён, что в недалёком будущем многоцелевые роботы смогут производить и себе подобных, полностью освобождая человека из цепочки производства. Для некоторых звеньев цепи производства отдельных видов продукции, присутствие человека уже и сейчас вовсе не обязательно, и стало быть развитие и совершенствование технической мысли и доступности технологий зависит не от количества людей занятых в системе, в производстве и сборке деталей, и, что немаловажно – в получении зарплаты, а от качества знаний тех, кто решил свою жизнь посвятить производству вообще, от накопленного опыта человечества в целом, и от свободного доступа к этому опыту. Конечно, в настоящий момент существует ещё вопрос покупательной способности, актуальный до тех пор, пока себестоимость продукции складывается из неоправданных с точки зрения идеального мира паразитарных налогов, тормозящих, кстати, экономическое и научно-техническое развитие общества – государственных, банковских, военных, коррупционных, патентно-авторских, затрат по транспорту с низким общим КПД, поскольку и на него давят всё те же налоги, затрат на пользование устаревшими энерго-технологиями из-за чьих-то финансовых интересов, затрат на гордыню владельца предприятия, и так далее, но это уже вопросы идеологии, концепта, главенствующего в обществе, сознание и быт определяют друг друга. Модель Адама Смита – один из таких концептов, возможных, но не обязательных. Многие на постсоветском пространстве ещё помнят, как медицина и образование были бесплатными. Не дешёвыми, а БЕСПЛАТНЫМИ для конечного пользователя. Сейчас это кажется нонсенсом, а ещё 25 лет назад такое положение вещей было для всех привычным, нормальным. По такой же схеме, во всяком случае, теоретически, могли бы стать бесплатными (а значит, и выходить за рамки модели Адама Смита), основные товары народного потребления, ну или, скорее, какие-нибудь услуги, нечто, не поддающееся перепотреблению, нечто, что нельзя запасти впрок, например автоматизированный общественный транспорт. Повторюсь, бесплатные услуги или товары – следствие концепта, вектора, принятого в обществе, экономика выстраивается в соответствии с таким концептом, а не наоборот.
Идеальной иллюстрацией моих аргументов против абсолютности теории Адама Смита было бы, а когда-нибудь и будет, наличие небольшого автономного заводика по производству всего-чего-угодно, который техническую задачу брал бы непосредственно от электрических мыслительных импульсов инженера – своего владельца, а ресурсы и энергию – самостоятельно из недр земли и от вторичного использования материалов из отслужившей свой срок продукции. При наличии такого идеального заводика, технический прогресс абсолютно независим от углубления разделения труда, это самое разделение труда на человеческом уровне вообще не необходимо, и значит модель Адама Смита конечна столь же, сколь и капитализм.
Однако, пока подобный заводик является фантастикой, задача нашего поколения, внедрить такое самобалансирующееся общественное обустройство, которое взяло бы всё лучшее от всех мыслимых -измов, где финансы бы естественным образом как бы сами стремились равномерно распространиться по всей стране, чтобы у людей были средства на покупку инноваций, а у производителей соответственно на их разработку и внедрение, а с другой стороны, выпадение человека из индустрии, из системы, ничем бы существенным не грозило ни ему ни системе. Именно такое мироустройство и предлагает идея, выдвигавшаяся Столыпиным и Махно, но не получив тогда достаточной идеологической силы, а наоборот, получив мощнейшее противодействие, на сто лет была предана забвению. Именно такое сбалансированное мироустройство предлагается внедрением закона о Родовых Поместьях, начиная с России. Бесплатное и безналоговое выделение земли под родовые поместья обеспечит семьи жильём и независимостью от искусственной системы. Таким образом сразу будет снята нарастающая проблема безработицы идущая к нам широкой поступью от нынешнего глобального кризиса.

Зачем Кремлю и, так сказать, трудящимся страны, заботиться о неработающих, выделять на них средства страны, тем самым обедняя её, если не работающие в состоянии прокормить c огорода качественной пищей и сами себя , и более того, и трудящихся страны и Кремль?
Пример из жизни. В Ижевске Ижмех и Ижмаш соединяются в одно производство. По результатам слияния из 14 000 человек работать на предприятии останутся только четыре тысячи. В привычной нам жизни это катастрофа, десять тысяч работников окажутся без средств к существованию, и будут вынуждены искать какое-нибудь другое место работы, соглашаясь с худшими условиями. Чуть ли не единственное градообразующее предприятие отныне не четырнадцать тысяч зарплат будет привлекать в город, а лишь четыре тысячи, и эти деньги распределятся между тем же количеством проживающих в городе людей, как и до объединения заводов. Общая масса вращающихся денег в городе уменьшится почти в три раза, и соответственно, качество жизни города ухудшится. Однако в озвучиваемой новой модели, люди не зависимо от наличия денежных средств совершенно беспроблемно заживут дальше, питаясь качественными продуктами со своего огорода, прилагая высвободившийся творческий потенциал к тому, чтобы выяснить, в продукции какого рода нуждается современное общество, и смогут запустить соответствующую артель. Не работающая в индустрии жена способна без напряжения прокормить и себя и работающего мужа качественными растительными продуктами с огорода, и освободив его от гнёта системы, дать ему время для творческой мысли. Государственная поддержка данной идеи обеспечит управляемость переходного периода и достаточный размер экономического кластера для возведения посткапиталистической индустрии. А подушная фиксированная эмиссия молодым матерям и отслужившим срочную службу, равномерно распределит в народе ликвидность, окупаемость инноваций, то есть способность приобретением товаров поддержать отечественного производителя, а так же обеспечит стартовым капиталом самих новых отечественных предпринимателей.
Вообще-то, на создание этой работы меня побудили различные истерики в интернетах, постоянное и безосновательное навешивание кричащих ярлыков на идею о родовой земле, совершенно безграмотное убеждение, что земля, мол, должна принадлежать государству, что земля должна принадлежать общине, что земля должна принадлежать феодалу, что отдавать землю непосредственно человеку глупо и наивно, что современный человек обретя землю сразу уйдёт из системы и тут же умрёт с голоду, потому что будет не в состоянии вырастить себе яблоко и помидор, и меж всем этим постоянные мантры о том, что идея о земле, дескать, предлагает бросить на разграбление или продать квартиры, а деньги почему-то кому-то отнести, и ещё куча неблаговидных, а самое интересное — полюсно противоречивых и взаимоисключающих вещей вроде ухода в пещеры, одновременно в феодализм и уж в любом случае всенепременный отказ от цивилизации в том различном виде, в котором каждый для себя её понимает, и тут же, наоборот, ещё и обвинение в эгоизме желающих жить на земле. Так эгоист или не сможет? Не сможет, глупец, или таки сможет, а потому – эгоист?
Конечно, всё это враньё, когда по недоразумению, а когда и намеренное. Давайте попробуем ответить им всем и сразу, и об общинах, и об утопии, и о пещерах, и об эгоизме, и об углублении разделения труда. И ответить так, чтобы у нас самих с абсолютной простотой и чёткостью сформировалась аргументированная уверенность, что все те истерики, силами которых внимание человека отворачивают от закона о Родовых Поместьях, сами не выдерживают критики.
Прежде всего я снова, в который раз, вынужден повторить цитату Столыпина о том, что никогда человек не станет любить и обихаживать общую, общинную или государственную землю так, как станет любить и обихаживать свою, собственную землю. Мы с Вами сами, на личном опыте, абсолютно точно, «повнутри» знаем, что это правда, поскольку работает этот Божий закон не только в отношении земли. Никогда не будет общественный транспорт так же любим и подвергаем заботе и чистоте, как свой собственный. Никогда коммунальная квартира не будет столь же желанна, как отдельная. Наивно утверждать, что чужие дети могут надеяться получить больше заботы и любви, чем свои. Следовательно, построение общества, где идеологически отсутствует частная собственность, и законодательно закреплена зависимость от государства, как это было в СССР, обречено на провал. На каком основании, а если точнее, с какой целью общинники да коммунисты утверждают, что смогут навязать человеку устойчивое общество без права на личную собственность? Истинно собственная земля, вы же понимаете, это та площадь, то неделимое пространство, которое не может быть отнято ни при каких обстоятельствах, ни в уплату налогов, ни за долги, ни за что. И, почему бы не дать право на такую собственность каждому, не ограничивая участок шестью сотками, а наоборот, запретив делить землю на участки менее гектара? В чём истинная причина того, что идеологи (как от "социалистов", так и от "либерал-капиталистов") отказывают людям в наличии у них собственного приличного участка Родовой земли? Причина проста – как чиновничий аппарат, а вместе с ним и вся государственная машина, так и вся "власть денег" в таком независимом обществе из властных структур превращается в административные, вспомогательные, исполнительные. Придётся не навязывать народу какие-то действия и шаги, а спрашивать у него разрешения. Искать и завлекать своими талантами народное финансирование. А следовательно – в таком обществе нивелируется власть и контроль за индивидуумом; человеку, способному самостоятельно прокормить себя с земли, ничего от государства не нужно, и значит у государства нет рычагов воздействия на общество, а у общества, наоборот, есть рычаги воздействия на государство. Значит – в таком обществе невозможна коррупция, стяжательство, воровство, и вообще любой паразитизм – каждому придётся трудиться самому, быть активной здоровой клеткой организма, выполнять свою часть общественной работы, никто более не сможет сесть народу на шею, если только сам народ не захочет носить кого-нибудь на руках, но это уже частности, это уже лидерство по естеству. И наивно как раз утверждать, что можно построить мирное справедливое и устойчивое общество без наличия у людей Родовой земли, а значит личной воли, свободы от всяческих трудовых зависимостей в одном случае, и трудовых повинностей в другом. Ещё раз, чтобы закрепить: пока у народа нет земли, государство управляет народом. Когда у народа есть земля, народ управляет государством.
Вся теория Адама Смита с его капитализмами и социализмами применима лишь к обществу без Родовой земли, обществу, члены которого вынуждены работать, чтобы покупать, иначе недоступную, еду.
Кое-кто предполагает, что отдав людям землю, мы создадим ситуацию, при которой индустрия вообще встанет. Да ничего подобного. Она изменится, да. Но на смену нынешней грязной, контпродуктивной, и кабальной, придёт новая, экологичная индустрия, с новыми технологическими прорывами, затормозить которые теперь уже не сможет никто, ни нефтяные магнаты, ни владельцы патентов, ни с другой стороны коррупция при приёмке изобретений, ни конструкторская бюрократическая машина. Да, технологии, которые нужны в уходящем общественном обустройстве — экскаватор, БЕЛАЗ, башенный кран – могут постепенно и исчезнуть из производства за ненадобностью, как исчезли из производства паровозы, но никто не отменял потребности общества в экологичном транспорте, надёжной связи, бытовом строительном инструменте, посуде, одежде, и прочих отдельных достижений техноцивилизации, которые люди будут продолжать покупать, а значит, и поддерживать производителя оных. У наших людей давным давно есть дачи, однако не смотря на то, что с них вполне можно кормиться, — велосипед, мобильный телефон и компьютер на даче не соберёшь, в том числе и поэтому люди работают в городах. А теперь представьте себе, что дачи никто не отменял, но площадь земли под каждым хозяйством увеличилась в двадцать раз, и главное – эта земля навсегда останется принадлежащей тем, кто на ней живёт в данный момент, и продать её будет нельзя, некому, только вернуть обратно стране, так же бесплатно как получил. При таком порядке вещей у людей появится реальный, настоящий энтузиазм, стимул к личному самостоятельному строительству и повышению комфорта, а значит, моментально вырастет индустрия 2.0, в которой не найдётся место паразитизму капитала, но сама индустрия получит новый источник поступательного движения, взамен ссудному банковскому проценту — освобожденная творческая мысль общества и её стремление вперёд, в будущее, с одновременным обретением опоры, фундамента для этого стремления. И ничего и не нужно будет контролировать специально, тратя на это дополнительные ресурсы, как это было в СССР. Необходимо только тактически верно организовать переходный период. Необходимо только организовать качественный доступ к нужной информации, верно выстроить информационный, а следовательно и идеологический фон, а идеология, как мы знаем, определяет и экономику.
Кстати. Отдельно надо сказать о нескольких других идеях, витающих и раскручиваемых в информационном пространстве. Проект «Венера» Жака Фреско не предполагает достаточного личного надела земли, и пытается возвратить нас к перекосу в общественное, в ущерб личному, организуя эдакий технокоммунизм. Сергей Апин главной идеей избрал выключение атомных электростанций и кроме этого вообще ничего и не предлагает. Задорнов, многих ему лет, делает фильмы о первых князьях, поддаваясь на зомбаж об априорной самоценности государственности как таковой; Трёхлебов, Хиневич, а с ними и Стрижак не смотря на массу отзывающейся в душе информации, в основном вменяют чтение непонятно откуда взявшихся вед, сжигание деревянных мечей, крики «слава роду» и оккультное почитание давно забытых древних богов, кои и богами-то в современном значении не являлись, а были лишь инструментами воздействия славян на окружающий мир; ОАО РПЦ всерьёз считает паству дикарями, приписывая себе в заслуги всё то благое, что было в русском человеке и до прихода на Русь черноризцев; либералы всё проповедуют равняться на гибнущий запад, и ненавидят обворовываемую страну; патриоты требуют воскрешения Сталина; националисты пыжатся выгнать южные и восточные народы из Москвы, в то время как едва выживающие как класс озлобленные и ожлобленные бизнесмены радуются возможности платить им меньше; Зазнобин без объяснений утверждает, что бесплатное возвращение людям земли каким-то образом призвано сохранить толпо-элитарную пирамиду, а его коллега Ефимов напротив, говорит о поместно-усадебной урбанизации, и долго объясняет что же это за зверь такой, и почему надо селить людей в пригородах, в зачёт будущей продукции которую они произведут на огородах, то есть фактически ведёт пропаганду возврата к крепостному праву.
Однако это всё демагогия, увод в дебри, недосказанность, недоразумение или откровенная ложь. Всё опять проще.
Надо просто вернуть русским (по самоопределению) людям, когда-то отнятую у них князьями, землю. И общество самоорганизуется по естественным божественным законам, благополучно и счастливо. Игнорируя отслужившую модель Адама Смита.

Как это сделать.
Для начала необходимо запретить владение Российской землёй иностранными гражданами и фирмами. Вернуть принципы защиты водоохранных территорий, оставив берега рек озёр и морей общим достоянием. До одного гектара на юге и по логичной широтной градации до четырёх на севере, освободить от всех налогов владение землёй и продукцию с неё для граждан России. Экспоненциально поднять налоги на владение землёй более одного гектара на юге и более четырёх на севере, с той же широтной градацией. Далее, создать государственный сайт с картами, фотографиями и описанием высвобождающихся (да, да! А как Вы думали?) земель, с предложением бесплатно взять участок не менее гектара в пожизненное наследуемое безналоговое пользование в качестве родового поместья. Организовать бригады по 300 позвонивших человек, семейных или пока холостых, и пусть депутаты, (а потом и другие чиновники) строго по одному на бригаду, выезжают с этими партизанскими стройотрядами на место будущего городка. Триста гектаров – это, если грубо, прямоугольник полтора на два, ну пусть с запасом, два на два километра. Пусть даже больше, например в средней полосе или севернее, не принципиально. Так вот, снабжаем их минимально необходимой техникой. Следим за тем, чтобы в бригаду входили экскаваторщик, тракторист, геодезист, в общем — нужные в каждом конкретном случае специалисты. Кончилась исправная техника – снабжаем деньгами, предупреждаем об этом заранее – кто хочет в бригаду с техникой, кто хочет – в бригаду с некоторой долей финансирования. Техника естественно напрокат, под отчёт. Не понравилась земля, — звонишь в другую бригаду, пробуешь себя там, а в этой образуется вакансия. Или не образуется, тогда людей в поселении будет немного меньше, это не страшно, доедут потом или село расширится естественным путём. Расчётное время – полгода. За полгода бригада из трёхсот мужиков должна построить триста домов, если близко нет воды - возле каждого дома пруд, по желанию скважину, а так же школу на 500 человек, или меньше, но с возможностью расширения, медпункт, три-пять магазинов, может быть дом культуры, дорогу. Не желаешь дом типовой – стройся сам как хочешь, участвуешь только в строительстве инфраструктуры, руками или деньгами. Не желаешь жить в типовом поселении – выбираешь нестандартное, пусть и такие будут. Детали проработать, типовые постройки смоделировать, подбить сметы, опробовать на практике разные варианты. Кормить желающих за государственный счёт из закромов. Время настало. Без мяса, чтобы выдержать идеологическую линию. Картошка, рис, гречка, томатная паста, чай с сахаром. После завершения строительства техника снимается на следующий объект, люди остаются жить и обустраиваться в своих домах, на своих собственных гектарах, покупают или сами строят мебель, к ним, сдавая в аренду городские квартиры, приезжают обживаться семьи, производить экологически совершенные продукты питания природным, непахотным, земледелием. ВТО хватается за голову, потому что самые вкусные, экологически совершенные помидоры огурцы и яблоки — из России, где выращивают прежде всего для себя, а значит без химии, и весь мир это знает; а триста поместий, это через несколько лет проектно — триста тонн конкурентных продуктовых излишков за одну осень с одного поселения, то есть примерно двадцать рефрижераторов с яблоками, орехами, солёными огурцами и малиновым вареньем. И это только с самой земли. Конечно, никто не заставляет делиться, не хочешь – не продавай, ешь всё сам, а деньги на мобильный телефон, в особенности в переходный период, можно заработать и в городе.
Однако, чтобы в требуемом общественном обустройстве, по принципу Родовых Поместий, найти удобный компромисс между индустрией и непосредственно жизнью на земле, необходимо поменять стандарт количества рабочих дней в неделю. С 5ти до 6ти. Только чтобы люди на любом рабочем месте, ранее предполагавшем 5 рабочих дней, могли иметь право работать в две смены – по три рабочих дня в неделю и по четыре выходных подряд. Результатом такого шага будет: потенциально — в два раза больше рабочих мест; человек не успеет устать за рабочую неделю — люди действительно успеют отдохнуть и им хватит времени на собственный сад и огород, а так же на возведение собственных построек и изготовлении различной утвари, одежды, в общем всего необходимого для себя; для инженеров-конструкторов, и прочих кулибиных, будет больше времени на размышления, то есть непосредственно на изобретение — такие люди работают круглосуточно, даже во сне, не зависимо от места нахождения в данный момент, а общение с природой, отсутствие необходимости постоянного присутствия за кульманом только подстегнёт творческую мысль и амбиции изобретателя; разгрузится транспортная система городов – ведь в любой момент времени в городе только половина жителей, вторая половина в поместьях.
Иллюзия меньшей зарплаты за три рабочих дня вместо пяти, на самом деле развенчивается простым наблюдением — коэффициент получаемого денежного эквивалента материальных благ зависит не от количества рабочих дней в неделю, а от глубины справедливости в обществе. Простой пример – в царские времена люди работали на заводах и по четырнадцать часов шесть дней в неделю, но всё равно жили прескверно. Да, общее количество произведённой предприятием прибыли зависит в том числе от производительности труда, но и тут все голоса на стороне трёхдневки, в силу перечисленных выше плюсов. Так же, в новых условиях работодатель в лице предпринимателя или государства сможет и захочет восстановить нормальные способы Методов Повышения Экономической Эффективности, сокращённо МПЭ. Подробнее в статье Торгашева «Хрущев — путь предательства».
Неполная занятость человека в стране, на благо этой страны, при ближайшем рассмотрении легко опровергается, ибо благо страны и складывается прежде всего из постоянного доступа людей к качественной пище, из продовольственной безопасности, а в случае трёхдневки у человека будет достаточно времени чтобы себя с избытком прокормить со своего огорода. В современном нам обществе финала капитализма гораздо сильнее встаёт проблема безработицы, а трёхдневка такую проблему отчасти решает, так как, что было уже сказано, в два раза повышает потенциальное количество рабочих мест во-первых, а во-вторых – при наличии родовой земли, в данном случае служащим поводом для перехода на трёхдневку, сама безработица перестаёт быть проблемой и причиной для неприятностей, ибо даже у безработного человека остаётся крыша над головой, а так же источник пищи и тепла.
Но в данном случае мы описали некий переходный период, всё ещё существующие большие города и поселения из, конечно, выросших в размерах, но всё равно, всё ещё обыкновенных летних дач. А к чему же мы стремимся в экономическом, индустриальном смысле, выстраивая бытие целого Российского общества по принципу равномерного заселения территорий России родовыми поселениями? Давайте представим ещё одну вещь – ячейку в четыре на четыре, шестнадцать таких посёлков, это если грубо посчитать, 4800 мужчин и столько же женщин, плюс подростки. Предположим, в семье захотят работать только мужчины, что для семьи благо. Пятитысячная ячея, это если надо, серьёзное производство, до которого из любой точки максимум 4-6, в крайне редком случае 8 километров. Как уже говорилось ранее, Ижмаш и Ижмех объединившись, составили предприятие на 4000 человек, так что такая ячейка вполне жизнеспособна как производственная единица. Важно следить, чтобы производство было чистым, впрочем люди и сами не допустят грязного производства возле поместий – когда есть нормальная альтернатива работе на предприятии, чистота дома и окружающей природы становится дороже денег. Что же можно производить на таких предприятиях? Да всё что угодно. От топоров до электромобилей, от тряпичных перчаток до космических скафандров. Но. Придётся решить ещё одну задачу.

Транспорт.
Огромные пространства нашей необъятной Родины накладывают на нас столь же серьёзную проблему транспортировки всего и вся, от гвоздей до спутников, и от штанов до президентов.
Мы пока продолжаем жить в обществе, где для производства чего-либо, необходимо определённое количество людей сложить в некий единый производственный кластер. Как нам популярно объясняет слова Адама Смита Михаил Леонидович Хазин, в отделённой от остального мира деревне в одну тысячу человек можно содержать лошадей и изготавливать телеги, но нельзя делать велосипеды, их производство внутри отдельно взятой деревни не сможет окупиться, слишком длинные производственные цепочки – например для производства цепи необходим уже штамповочный станок, который в свою очередь тоже надо изготовить, что в деревне не представляется возможным. Можно держать мастерскую по ремонту велосипедов, но как раз в этом случае наша деревня для поставок запчастей должна встроиться в чей-нибудь бОльший производственно-экономический кластер, с гораздо бОльшим количеством людей.
Конечно, для нынешнего, уходящего общественного обустройства, все необходимые и перспективные разработки уже были сделаны, всюду летают самолёты, во Франции и Китае уже бегают поезда на магнитной левитации, сокращённо маглевы, способные перемещаться быстрее пятисот километров в час. Есть вертолёты, огромные межконтинентальные морские лайнеры, подводный флот, а в Советском Союзе был разработан, построен и чуть не запущен в серию гибрид самолёта и корабля – экраноплан, при сопоставимых с самолётом затратах топлива несущий вдвое большую нагрузку.
Однако настают новые времена, времена посткапитализма, где человек живёт на своей земле, не зависит ни от кого ни в пище ни в тепле, и потому в мире становится невозможным поддерживать каббалистическую индустрию по производству техники с низким КПД, высокой человекоёмкостью кластера, налогоёмкостью и трудоёмкостью, а так же серьёзным вредом для среды обитания человека. Никакой из ныне широко представленных транспортных средств нельзя назвать универсальным транспортом будущего, способным решить транспортную задачу нового общества. У каждого есть некие недостатки, которые с возникновением нового общественного обустройства по принципу родовых поместий, становятся принципиальными. Подводить асфальтовую дорогу к каждому поселению – дорого, неэкологично и ресурсоёмко, такой шаг вызовет постоянные вливания значительных ресурсов (прежде всего человекочасов) на ремонт и содержание таких дорог и их инфраструктуры, а значит автомобили и автобусы недостаточно практичны, и потребуют от человечества слишком больших трудозатрат просто на поддержание отрасли вместо развития и совершенствования - ВВП растёт, КПД падает. Трамваи и железная дорога – ничуть не меньше. Вертолёты и самолёты вообще взлетают на бессмыленную для вольного общества высоту, простите за двойной смысл. Прошу помнить, что мегалитические исполины любого формата, пирамиды это или мегазаводы, может позволить себе только закабалённое общество — общество, в котором человек, чтобы прокормиться, работать на систему вынужден.
Но есть, уже много лет существует транспорт, не требующий ни континентального размера экономического кластера, ни огромных человеческих ресурсов для производства, ни постоянного утомляющего внимания водителя за дорожной ситуацией, ни дорогой инфраструктуры, везде пройдёт, сопоставим по наукоёмкости и себестоимости в изготовлении с легковым автомобилем, с ним же сопоставим по скорости круглосуточного передвижения, но имеет на порядок меньше расходных и иных деталей, обладает любым комфортом на усмотрение производителя и покупателя, а главное, может обходиться вообще без топлива, и доставить пассажира без его активного участия в любую, абсолютно любую точку мира, от южного до северного полюсов. Нет, это пока не летающая тарелка. И не медведь. И не верблюд. Человечество пока не изобрело ничего универсальнее и экономичнее чем…
Дирижабль. Транспорт, использование которого в городской скученности фактически невозможно, а в военное время почти полностью лишается смысла из-за уязвимости, при поселении же человека на своей земле обретает высшую степень своего расцвета. Представьте себе – у каждого желающего в поместье имеется пятидесятиметровый в длину дирижабль способный взять на борт до трёх с половиной тонн груза, и в котором можно отправиться в Крым, Грецию или Испанию, лишь введя в компьютер конечную точку назначения, и не занимаясь непосредственно пилотированием, спокойно наслаждаться общением с семьёй или друзьями и величественнейшими панорамными видами за бортом. Представьте себе ситуацию, когда вы, предположим, 14 октября, вылетаете на своём дирижабле из Омской области на юг. Летите двое суток в комфорте, тепле и уюте, и прилетев 16 го, можете отпустить дирижабль поработать грузовым дилижансом, пока сами нежитесь на южных пляжах, и лишь сообщаете ему, дирижаблю, по скайпу или через смс, что 28го он должен будет прилететь за вами. А прилетев домой 30го, можно будет так же отпустить свой аппарат работать автоматическим транспортом, который подстраиваясь под тендерные интернет-заявки на перевозку грузов, будет приносить вам небольшую прибыль, окупая своё существование и текущий ремонт.
Часто ли Вам из поместья нужно будет куда-то лететь? Если Вы не маньяк-путешественник, то нет, совсем не часто. У вас всё необходимое для жизни есть. Значит, минимум десять месяцев в году ваш дирижабль может работать. Повторюсь - в автоматическом режиме возить какие-нибудь детальки с завода на завод, из кластера в кластер, из области в область. А может быть почтовым дилижансом, и перевозить купленные по интернету телевизоры и компьютеры в поместья заказчиков-покупателей. И тут же, забрав в поселении заказ какого-нибудь европейца на три тонны сушеных грибов, перебросить их на приграничный транспортный узел. Роду прибыль, белкам честь. Международный туризм поднимется на невиданную доныне высоту, почти каждый заимеет возможность и станет стремиться побывать во всех значимых точках мира, и не будет ограничен ни деньгами, ни наличием путей. Вы только представьте себе, дирижаблю же дороги не нужны. Проблема труднодоступности отдельных поселений, проблема транспортировки внутри производственных цепочек исчезает полностью. Ему же топлива за тоннокилометр надо в десять раз меньше, чем самолётам, он в автоматическом режиме вычислит наиболее экономичный, а значит и экологичный коридор, а если время терпит, то можно вообще без топлива двигаться, отлавливая нужные ветра, и сверяя данные с метеозондами и метеоспутниками. Ему не нужно менять шины с летних на зимние, ему вообще не нужны шины, ему не нужны гаишники, дорожные знаки, мосты и столбы освещения. Ему не страшны "бесящие пешеходы", гололедица, ремонт проезжей части, крутые повороты по серпантину, камнепад и сход лавины. Ему не нужно такое количество металла, как надо железной дороге, лишь необходимое количество аэсбэ-пластика на гандолу и каркас баллона, прочная плёнка, способная удержать гелий без потерь, два электродвигателя, генератор электричества и подключаемый смартфон с JPS-навигатором. Для него не нужно строить дорожные развязки, КАДы и МКАДы, тоннели, тротуары, кюветы, подземные переходы и систему канализации. Но самое главное – ему не нужны ВЫ в качестве водителя, постоянно следящего за дорожной ситуацией, и всё равно статистически с ней не справляющегося. Современная компьютерная техника сажает многотысячетонные Боинги со скоростью 250 км в час и погрешностью в полметра, и тем самым, колёсами самолётов пробивает дыры в бетонных взлётно-посадочных полосах. А дирижабль может просто зависнуть в воздухе, управляемый двумя электродвигателями по бортам и давлением внутреннего баллона поддерживающего нужную высоту, и следовательно, задача автоматического управления дирижаблем гораздо проще и стократ безопаснее чем самолётом. Вы можете спокойно спать в тот момент, когда он с Вами на борту присядет к Вам в поместье. И будить не станет, спите хозяин.
Дирижабль развивает скорость на двух двигателях до 90 километров в час, но в небе нет пробок, и это честные и постоянные 90 километров. Он не требует энергии для подъёма груза, только для непосредственного перемещения и сопротивление среды, следовательно на порядок снижается нагрузка на экологию, на стоимость транспортировки и на топливный промысел. Бортовой компьютер заранее предупредит и нейтрализует возможные столкновения, система сама проведёт по разрешённым коридорам минуя запрещенные зоны, телепередачи про путешествия станут снабжать зрителей штрих-кодами для навигационных смартфонов с указанием точных координат, а если вы не хотите жечь топливо и у вас есть время насладиться путешествием –можно дождаться попутного ветра и выключить двигатели.
Дирижабль на порядок безопаснее того же автомобиля в котором например пьяный или даже просто неопытный водитель представляет опасность не только для себя, не только для своих пассажиров, но ещё и для водителей и пассажиров встречного транспорта, что в исправном дирижабле ПРАКТИЧЕСКИ исключено. Если со временем прохудится баллон, то даже в этом случае снижение дирижабля будет плавным и к катастрофе не приведёт. Известная катастрофа 1937 года в США, когда при приземлении после трансатлантического перелёта дирижабля «Гинденбург» был подожжён несущий водород (ныне используется только негорючий гелий), и фактически положившая конец мировому дирижаблестроению, даже она унесла жизни лишь одной трети пассажиров дирижабля.
Перепрофилировать нынешние автопроизводства на производство дирижабельных гондол и баллонов возможно, себестоимость продукта сопоставима, нужно лишь общегосударственное решение о поддержке такого вида транспорта, вроде десятилетнего освобождения от налогов всех сопутствующих производств, разработки правил безопасных полётов и грантов за техническое и программное оснащение летательных аппаратов легче воздуха, совершенствование материалов. Переброшенные из автоиндустрии трудовые ресурсы насытят Российский рынок дирижаблями за несколько ближайших лет. Необходимая инфраструктура для уверенного обеспечения необходимым, упирается в заправочные топливно-гелиевые станции, организацию воздухоплавательных портов в местах предполагаемых скоплений людей, а так же эллинги примерно в десять соток в своём поместье или на неиспользуемой территории поселения, для текущего ремонта и модернизации. Различные необходимые профильные производства как раз и можно будет организовать прямо между несколькими поселениями, чтобы обеспечить их рабочими руками, а людей доходом.




Каждый дирижабль может собирать метеоданные, что облегчит навигацию всей транспортной сети. Каждый дирижабль может служить ретранслятором мобильной связи и интернет доступа. Каждый дирижабль может нести патрульно-спасательную функцию. И каждый дирижабль будет приносить радость владельцу и его семье.
Красивый мир? Красивый мир. Мир-мечта. Мир-сказка. Ну страшно подумать – захотел в Индию зимой – да легко, пережди непогоду и лети себе, у тебя всё для этого есть и тебя ничего не держит. Но даже начало предметного, существенного разговора о таком открытом мире возможно только после принятия главного закона наступившего тысячелетия. Закона о Родовых поместьях. Ибо пока он не принят – мои слова останутся красивой мечтой о совершенном мире.

13 Январь 2013 Автор: Вячеслав Пронин



ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Интересная информация