суббота, 17 ноября 2012 г.

"Сорок уроков русского". Урок 5. С.Т. Алексеев


УРОК ПЯТЫЙ. З Е М Л Я
Если небесное покровительство, Раз, Даждьбог, имеют четко выраженное мужское начало, то Земля и все с ней связанное явно женское, поэтому в языке хранится ее магическая формула-мантра – Мать-сыра-земля. Ра звучит напористо, экспрессивно, а его изнаночная сторона Ар мягко, бархатно, гибко. И не случайно слово земля хоть и начинается знойно, с огненного знака З, но тепло это отраженное, спроецированное Ра, и так же не случайно изображается буква в виде коронованной вьющейся змеи. 

Знаменательно в этой связи еще одно наблюдение: в Даре Речи сохранился синоним слова «солнце» -коло. Буквально, огненный круг, небесное колесо, коловрат, изображавшийся в виде четырех- или восьмилучевой свастики, вращающейся «посолонь», то есть, огненного креста с завихренными лучами. В слове коло первоначальный смысл несколько размыт звучной, «круглой» буквой О, существующей в «акающем» русском языке для благолепного звучания, для выпевания его голосом. Стоит насытить практически любое славянское слово этим звуком, и оно уже покатилось – крава - корова, млеко - молоко (отсюда млечный путь), славий - соловей. Чувствуете, как значительно меняется смысл и содержание? Это же самое происходит и с коло, несущее в себе средний род, как и солнце. В его «служебной» форме – кла тот же час высвечивается значение слова – к ла, то есть, к семени относящийся, само суть семя, оплодотворяющее землю. Свастика это не фашистский знак, это солнце сеющее: именно эта суть запечатлена во всех индоарийских орнаментах. Фашисты по своейнеобразованности придали ему зловещий смысл и таким образом изъяли священный знак из строя символических образов. 


А теперь посмотрим в этой связи на слово сколот: С К ЛА Т, буквально, тот, кто несет семя (огонь, свет), на земную твердь. Или несущий семя знаний, сеятель, просветитель.


Ар зеркальное отображение огня и света Ра. Поистине, кто сотворял Дар, взирал сверху! С земли этого не узреть.

В одной из книг я уже писал об этом, но здесь необходимо повторить, дабы высветлить эту неразрывную связь двух начал. Вслушайтесь и всмотритесь в само слово – Земля: нет ни единого лишнего знака и звука! З – знак огня, отраженный свет, ЕМ (ЁМ) – емкость, вместилище, лоно, более знакомое нам по слову «водоем». Емать-имать – брать, воспринимать, а ЛЯ, ЛА – семя. В слове лава тоже нет ничего лишнего и переводится с русского на русский как истекающее семя. Вулканическая лава представлялась семенем (спермой) земных недр, впрочем, так оно и есть, и тогда открывается слововлага. Лада, Ладо – дающий семя, и припев ля-ля-ля, ла-ла-ла не был бессмысленным набором звуков. 


И посмотрите, насколько тонки и изящны языковые нюансы: слово от корня лов, а очень похожее по звучанию слава имеет совершенно иной смысл – имеющий семя, детородный, полноценный, которому и воздавали славу, славили, восхваляли. Поэтому словене живущие с лова, а славяне  плодовитые,дающие, изливающие семя знаний! Дешифрированием слова влагалище вы займетесь на досуге, а мы на уроке воспроизведем информацию, полученную из слогокорней: Земля - планета, емлющая огонь, свет семени. То есть, имеющая атмосферу и биосферу – условия, способные воспринимать ЛА, чтобы впоследствии выметать росток, соцветие и родить плод – продлить жизнь солнечного огня и света. Поэтому планета и получила название – Мать-сыра-земля. Столь выразительного определения более нет в языке ни о каком предмете или явлении.

Не берусь утверждать, летали наши пращуры в космос или нет, или только «растекашеся мысью по древу», но Тот, кто творил Дар Речи, делать это умел и витал над Землей, ибо не позрев оком своим на все иные близлежащие, безжизненные планеты, нельзя назвать Землю – Землей.


Однако же откройте любой толковый либо этимологический словарь и почитайте: зем – корень, л – суффикс, я – окончание. Все время хочется спросить составителей: что, никто не узрел едва скрытого смысла слова? Ну ладно, немцы, французы, датчане (перечислю только нескольких, приложивших руку к Дару Речи – А. Брюкнер, А. Бецценбергер, А. Шлейхер, Х. Педерсен, Г. Хюбшман, Л. Теньер, Э. Бернекер). Не считая известного Фасмера. Ну а русский по роду и образу А. Г. Преображенский, например? 

Вопросы болтаются в воздухе…


Идем дальше. Кажется, у Земли, как и у солнца, так же много иных названий, синонимов, как говорят лингвисты (такие термины лучше не использовать, они гасят свечение слов). Не задумываясь, языковеды отнесли к синонимам то, что ими вовсе не являются! У планеты Земля есть единственное космическое название – Земля, и другого нет и быть не может. Понятие земли как почвы вовсе не означает планету. Буква Т, твердь, одно из них, но тоже не ключевое, а определяющее качество земной поверхности, и включает в себя все: горы, низменности, степи, пустыни – все, что относится к земной тверди. А знак Т по своему начертанию явно пришел из рунического письма, и означает примерно следующее: «что из земли пришло, то в землю и уйдет». Но не в виде праха, и это очень важно, а в виде семени, дабы вновь возродиться и повторить круг жизни. Столп с перекладиной вверху отсекает его от всего небесного, указывая на земное происхождение, а сама перекладина имеет на концах опущенные вниз, значки семени.Твердь это в прямом смысле твердь, невозделанная земля, целина первозданная. И чтобы возжечь ее,воскресить, обратить в ниву, необходимо приложить труд пахаря – оратая-аратая. Ар тоже невозможно рассматривать как синоним – это возделанная, благодатная почва, воскрешенная к жизни и оплодотворенная твердь. Слово почва говорит само за себя – почать, разбудить, воскресить жизненные силы тверди, буквально поднять целину. Целина и, простите, целка – однокоренные слова и означают девственность, целомудрие. Поэтому молодожена после первой брачной ночи спрашивали, ну что, дескать, распочал?


Но, может быть, есть в других языках хотя бы отзвук подобных знаний о Земле, что заложены в Даре Речи? 

Греческое гео скорее сочетается со славянским твердь, нежели чем с планетой, емлющей огненное семя, и восходит к мифической Гее, которая «гемофрадическим» путем зачала сначала горы и Понтийское (Черемное, Русское море), ужасных титанов и титанид, а еще Урана-Небо, которого родила и вышла за него замуж. Столь мудреное начало получило развитие: Уран каким-то образом оставил в чреве матери-жены всех уродов и, похоже, отпустил на свет лишь Кроноса и Рею, будущих родителей Зевса. И тогда Гея решила оскопить своего сына-супруга, на что подговорила этого самого Кроноса. Из крови мужа родились еще более мерзкие чудовища – гиганты и с ними Афродита, а Гея тем часом вышла замуж за своего сына Понта. И они уже в браке нарожали новых уродливых титанов, которых впоследствии Зевс одолел и бросил в тартар. 


Вобщем, наблюдается некая мифическая кровожадная и устрашающая бестолковщина, вместо стройной, поэтической истории, характерной для мифов. Полное ощущение, что описание бытия Геи не точно, сумбурно и безграмотно переведено с другого языка, кусками изъято из чуждой культуры и приспособлено к греческой. Скорее всего, это результат похода Язона, история славянской Матери-сырой-земли, неверно списанная с Золотого Руна или умышленно искаженная, дабы отделить себя от варварского предания – не случайно же Гея вышла за Понтийское море. Если бы Гея не произвела на свет жутких выродков, с кем бы тогда боролся Зевс, дабы прослыть героем? Короче, сотворение мира богов у будущих эллинов прошло не очень успешно.

Латинское терра звучит более вразумительно, хотя тоже не несет в себе ярко выраженной космической, планетарной нагрузки. По крайней мере, она несколько приближена к славянской версии представления о планете, но имеет в себе зримые следы заимствования. В русском языке есть привязанное к земной поверхности слово тара (вместилище), и намек на космическое пространство есть. Правда, знак Т, стоящий во главе слова, приземляет его, вводит указание на твердь, поверхность Земного шара, а не на космический объект. За Уралом, в Омской области, есть река Тара и одноименный город, смысл названий которых можно бы перевести как возделанная, благодатная твердь. Земли там и впрямь вроде бы неплохие и были заселены русскими задолго до прихода в Сибирь Ермака Тимофеевича. Зная как, где и на каких основах формировался латинский язык, можно попытаться перевести слово терра по принципу разделения на слогокорни и вычленить первоначальный смысл. Получается не совсем ясная формула: «вмещающая солнце» или «гнездо солнца», если тер рассматривать как искаженное тар. 

Я не беру во внимание иные, особенно младосущие языки индоевропейской семьи, поскольку в них нет даже намека на космогонические символы.

Наиболее широкое понятие возделанной земли (почвы), целинной тверди приобрело в языке слово ар, слоговая форма которого указывает на глубокую древность. Ар, как и Ра, присутствует и освещает все, что связано с почвой, пашней, нивой, лежит в основе корней, имеющих земное начало и часто сочетается со знаком Т, твердью. Перечислить птенцов этого гнезда невозможно, ибо вкупе с РА оно является хребтом языка и органически с ним связано, либо очень легко перетекает из формы в форму. Например, мы произносим пар, и сразу понятно, что это столп, поднимающийся от земли. В слове жар практически то же самое, только здесь уже не испарения – огонь, поэтому пожар – земное явление, однако жара уже говорит об участии солнца. Первоначально арка – душа земли, та самая радуга, воспринимаемая пращурами в виде семицветной дуги, выходящей из земли и уходящей в нее же. Ка – душа, дух, незримая энергия, существующая во всяком предмете и явлении, но видим ее редко, как радугу после дождя, поэтому кат – змей-горыныч, обитающий в недрах тверди. В дохристианской культуре существо это вовсе и не зловредное – душа земной тверди. Его, естественно, боялись, но и уважали, ибо природу воспринимали в ее естественном составе, как мы ныне воспринимаем газовый состав воздуха. От катапроизошло слово гад, иногда неверно трактуемое как порождение ада. Аркан (веревочная петля) и арка архитектурная появились позже, по кальке с солнечной дуги. Любопытно слово Аркаим: это все-таки условное наименование кольцевого города-крепости эпохи бронзы, обнаруженного археологами – назвали так по казачьему поселению, бывшему неподалеку. Однако весьма символично и переводится, как «емлющий душу возделанной земли». Или место, куда уходят радуги – это же поэзия! 


Наконец, слово арать – пахать, буквально, возделывать, воскрешать твердь, положившее в основу название народов, живущих «с сохи» - арии или арьи. Всего-то – пахари и вовсе не истинные нордические немцы-фашисты. Существует земельная мера – ар, более знакомая как десятина, сотая часть гектара, указывающая на чисто земледельческое употребление этого слова. 

Часто ар фигурирует в топонимах и гидронимах, точно определяя время, место и качества горы или водоема. Арарат – земная, горная дорога к солнцу! Гора  гара – движение к солнцу, поэтому на Урале есть гора Манарага, буквально, манящий солнечный путь. Если вам удастся побывать у ее подошвы, полезете на вершину непременно, даже если оттопали сорок верст перед этим – поманит. Аральскоеморе, Арал, расположенный близ южных отрогов Урала, знаменитое Синее море из русского фольклора, связанное с чудесами. Эту горячую полупустынную землю под солнцем издревле заселяли скифские племена саков, массагетов, с которыми столкнулся Александр Македонский, когда пришел в Среднюю Азию. По свидетельству Каллисфена, историографа великого полководца, местные скифы отличались воинственностью, непокорством и склонностью к партизанской борьбе. Что более всего поразило племянника Аристотеля – македонцы и массагеты понимали друг друга без толмача, и это за тысячи верст от Македонии, в Средней Азии, в красных песках Кара-кума, где еще не было узбеков. Тут, на берегах реки с названием Окс (впоследствии Аму-Дарья) он и встретил свою любовь с именем Роксана… А еще скифы закованы были в искусные чешуйчатые латы, причем и кони их тоже, и появлялись они так внезапно, словно из-под земли, и так же бесследно, на глазах, исчезали – вобщем, «в чешуе, как жар, горя – тридцать три богатыря…»

Сказка – ложь, да в ней намек.

Особо следует остановиться на тартаре, куда Зевс потом скинул все мерзкое потомство своей бабки Геи. Кстати, она и ныне продолжает рожать уродов, ласково и щадяще называемых теперь представителями нетрадиционной сексуальной ориентации. Эти отвратительные твари чувствуют себя вполне комфортно в нынешнем толерантном обществе и даже шествия устраивают по улицам стольных градов. Но это пока еще Зевс не пришел и не отправил их в холодную Сибирь – именно тартаром она и называлась, в частности, на картах Меркатора. Да и у нас еще на устах и слуху выражение – загреметь в тартарары. Наверное, для Средиземноморья места эти были проклятыми, охаянными и представлялись преисподней, аидом, ледяной бездной бездонной за высокими медными стенами. И это все потому, что избалованные своим климатом, греки не знали точного перевода многих, заимствованных в сколотском Причерноморье, слов. Тар – это не всегда возделанная, благодатная твердь, здесь же повторение как бы удваивает его смысл: мы и сейчас, не задумываясь, дублируем одно слово, чтобы подчеркнуть значимость – вот-вот, чего-чего? так-так. И получается, тартар - «земля в земле», причем, еще не возделанная твердь. 


Тут надо вспомнить Тару, правый приток Иртыша и ее смысл «вместилище», который вроде бы лежит на поверхности. Но дотошный словоед может и пальцем погрозить, мол, тара, слово-то будто бы заимствовано у арабов. Верно, есть такое, и обозначает емкость, но как оно могло врасти в сибирскую землю, если город Тара основан еще до прихода Ермака? То есть, реку назвали раньше, чем там появились удалые казаки. Иностранцев, конечно, тянуло к скифам во все времена, но думаю, за Каменный пояс, за Урал они еще не ходили, помня Зевса и тартар. Да и арабы до таких широт тоже не забредали (они появятся позже, через Среднюю Азию). А то бы вот удивились, встретив еще одно знакомое название реки. Ибн Фадлан, писавший о реке Ра, мог подумать, что на территории России живут египтяне и его собратья, коль повсюду «чужестранные» гидронимы. Или индийцы, поскольку по левому берегу Инда есть пустыня с названием Тар…

И тут следует вспомнить еще одно слово – таран, подвешенное, окованное железом, бревно, которое раскачивали и пробивали твердь - крепостные ворота и даже стены, оставляя проран – пробоину, куда и устремлялись воины. Вспомнить и всмотреться в слово проран, которое мы часто употребляем, глядя, как солнце пробилось сквозь тучи. Буква О, внедрившись в него, изменило смысл, превратив пра в про – приставку, и получилось, проран, это прораненная твердь, дыра. Но праран звучит несколько иначе и связывает нас с пра – высшим небесным божеством. Здесь надо призвать на помощь еще одно слово, касающегося времени – рано, то есть до восхода солнца, потому как пора – по солнцу. Рано и рана (повреждение плоти) – не созвучие, а однокоренные слова и означают буквально отсутствие солнца, жизни, огня и света, короче, тьма, бездна. В Даре Речи еще в средние века для обозначения раны, оставленной мечом или копьем, непременно использовалось более точное слово – язва, где ва означает течь, струиться, бежать. Поэтому говорили «уязвить супостата», «уязвлен бысть», то есть, это когда из тела истекает не только кровь, а яз, энергия жизни, и человек вместе с личностным «я» теряет память, сознание, хотя при этом дух солнца аз в нем еще остается.

То есть, тара в данном случае не совсем емкость, вместилище – это пробитая, протараненная твердь, ворота в бездну, где нет пра. Вот туда мы и боимся загреметь. Тартар это не просто «земля в земле», скорее «твердь в тверди», место, где существует непознанное пространство, которое так страшило греков и куда Зевс спровадил бабкино потомство геев. Сведения о тартаре в Элладе получили скорее всего из Золотого Руна, привезенного Язоном. В Сибирь греки не ходили, если не считать их богов, в частности, Аполлона, ни по суше, ни морями, поскольку для них путешествие на Понт было невероятным приключением. Так что вход в тартар следует искать где-то вдоль реки Тары, но прошу вас, не ищите – не найдете ни в районе пяти озер, ни на Алтае, ни в иной «аномальной» зоне. Кроме того, греческая память сохранила страхи, испытав нашествие Баламира и его сына Аттилы, вышедших из этой бездны, а наша – монголо-татар.

Сейчас уже всем известно, что татары произошли от перегласовки слова тартары. Я уже писал в одной из книг, что в Сибири до сей поры всех не русских, не славян называют татарами, к примеру, ясашных хакасов, алтайцев (кузнецкие татары в Таштаголе) или, как в сопроводительной грамоте к первому японцу, коего привезли на двор к Петру, – «Апонского государства татарин…». Но их мы пока оставим в покое, в том числе японцев, которые в петровские времена еще не знали ни паруса, ни пороха, ни тем паче секретов технологии производства классных автомобилей и радиоэлектронной техники. И гуннов тоже оставим, поговорим сначала о земледелии в Тартаре. 


После того, как в Сибири возникли сторожевые остроги и сюда потянулось население из-за Урала, в основном казаки или оказаченные крестьяне с Русского Севера, у переселенцев возникло две нужды – острый недостаток хлеба и женщин, чтоб заводить семьи. С женами даже было полегче, брали местных девушек, государи издавали указы собирать по кабакам гулящих женок, дабы впоследствии отдавать замуж за сибиряков. Но вот с зерном возникала проблема – его везли санными обозами через уральский хребет, и все равно было мало, у новопоселенцев часто к весне начинался голод. То есть, это говорит о слабости земледелия, хотя по югу Сибири, в степной и лесостепной зоне земель было очень много, и свободных, одни Барабинские степи чего стоят, а северо-казахстанские целинные области, тогда не занятые кочевыми казахами? 


Пахарей-аратаев было мало, культура землепашества не развита – кое-как добывали хлеб лишь себе на пропитание, но обеспечить им быстро растущее население оказалось невозможно. Спрашивается – почему? А увлечения были далеки от распашки целины, не хотели казаки идти в хлеборобы. Не надо забывать, отношения в ту пору были рыночными, а Сибирь, особенно ее лесная зона, вплоть до арктической тундры была насыщена зверьем, как в зоопарке. Европейская же часть Руси и сама Европа, где всю фауну уже выбили, требовала мягкой рухляди, как сейчас газа и нефти. Рисковые, верящие в удачу, переселенцы об этом прекрасно знали и мечтали жить не «с сохи», а с лова. И богатели стремительно, как ныне олигархи, прикупившие несколько скважин – лишь отслюнивай чиновникам-воеводам откаты. А еще параллельно началась золотая лихорадка…

И только Столыпину удалось заселить области, пригодные для земледелия и переориентировать устремления новоселов на аратайский промысел. Да и то с трудом: к примеру, мои вятские предки-переселенцы, угодив на плохие подзолистые почвы, норовили сквозануть на прииски или в угольные шахты Кузбасса, на худой случай. Лишь после освоения целинных земель в пятидесятых пшеницу повезли из Сибири за Урал…


Так что тартар благодатен был для охотников, но никак не для ариев-пахарей, однако название Зауралья все равно кричит само за себя – дело в земле, в земной тверди! Если это не ворота в бездну, где нет пра, то что? Русский язык точен и время отшлиховывает в нем исключительно чистое золото, даже без сопутствующих минералов тяжелой фракции. Великий мыслитель, ясновидящий оракул М. В. Ломоносов предсказал: «Государство российское будет прирастать Сибирью…». И был совершенно прав, поскольку знал, что кроется за словом тартар – бездна подземных богатств. Но, скажите вы, золото и все прочие огромные запасы минерального сырья были открыты много позже, нефть, газ и вовсе в середине двадцатого века.


И будете не правы, если так скажите…

Как вы думаете, скифы, жившие в тувинской Долине Царей, даки, саки, массагеты, обитавшие по Оксу, впоследствии гунны, потом «монголо-татары» - все они, воинственные и хорошо вооруженные, где добывали железо, медь, олово, серебро и золото? Где-то на стороне? Или везли его из-за Урала, как зерно? Из глубин Востока, из Индии? Это сколько же обозов потребовалось бы, чтобы Баламиру снарядить и вооружить свою армаду? А во что заковывали себя и коней массагетские всадники времен Македонского? 

Для того чтобы производить подобную искусную броню, необходима металлургическая практика многих столетий. Наши казаки, освоив приполярье Дальнего востока, пытались приучить местные народцы к кузнечному ремеслу. Чтоб хоть гвозди себе рубили, чтоб кой-какие ножи и топоры научились ковать, дабы не возить их за тридевять земель – за двести лет так и не научили.

Да и сами казаки Ермака тащили с собой весь расходный материал вплоть до подков, и потом все время писали Строганову или царю – дай пороху, дай чугуну на ядра, дай железа на сабли и топоры. По всему этому ходили и клянчили, ибо уже тогда забыли о существовании таинственной чуди сибирской – великолепных рудознатцев и технологов черной и цветной металлургии. И в наше-то время мы помним о чуди заволочской и той, что жила когда-то по берегам Чудского озера…



Кто она – чудь, мы разберем на отдельном уроке, а пока скажу, что этот скифский народ заселял значительную территорию горно-таежного юга Сибири, и память о нем осталась в преданиях, сказаниях и даже воспоминаниях. Я сам не однажды слышал их от старообрядцев и старожилов, которые даже показывали огромные, округлые, явно рукотворные провалы на земле – чудские копи. Они есть в Омской, Новосибирской, Кемеровской, Томской областях и Красноярском крае, в Саянах, на Алтае и Кузнецком Алатау. Если кратко, то история их жизни такова: обитала чудь всегда под землей, редко выходя на поверхность, добывала руды, плавила металлы, ковала оружие, утварь, занималась ювелирным искусством. Но пришли на их земли некие люди белой березы, и кончилось время. Чудь подрубила деревянные столбы, поддерживающие кровлю их подземных жилищ и, по одной версии, погубила себя таким образом, по другой – навсегда ушла в земные недра, завалив все входы. Иногда чудины и чудинки все-таки являются к людям, в основном, из-за дел сердечных – влюбляются в наших парней и девушек, или наоборот, юноши влюбляются в прекрасных подземных принцесс и уходят с ними. Выглядят они необычно, как альбиносы, и вместо нормальных зениц в глазах имеют всего лишь точки, остальное белки, отчего их и зовут – чудь белоглазая. Зато они видят в полной темноте и передвигаются, не коснувшись ни единого предмета, как летучие мыши.

Не отсюда ли пришло выражение – загреметь в тартарары? Не память о них ли искаженным отзвуком донеслась до греков и тартар обратился в преисподню?


Как бы там ни было, но благодаря чудским копям были открыты многие месторождения железа, угля, алюминия, свинца, меди, золота: геологи пользовались следами от их шурфов и штолен, что доказывает существование целого народа в Сибири, который занимался горно-металлургическим ремеслом. И еще чудь оставила после себя множество курганов, где была золотая утварь, украшения и драгоценности, которые привлекали к себе ватаги новгородских ушкуйников еще в тринадцатом веке. 


И в самом деле, кто-то ведь разорил большую часть скифских захоронений в Сибири, много позже раскопанных академиком Окладниковым? Ограбил могильники, нарушая все местные традиции и не опасаясь гнева богов? Все валят на монголов, де-мол, их конницы несколько раз проскакивали до реки Ра, учиняя надругательство и кощунство, но это суждение не выдерживает критики. У себя под носом они бы снесли все памятники скифской культуры до последнего, а Долина Царей не тронута, и вообще, чем далее на восток, тем курганы целее.


Кто-то приходил с запада…


Емлющая огонь и свет, планета хранит еще много тайн, которые открываются по неуловимой, не ясной нашей логике, мистической закономерности, как открылся Аркаим – благодаря тому, что человек преодолел земное тяготение и научился летать: кольцевые города в челябинской степи обнаружили пилоты местных авиалиний. Кто их строил, кто там плавил бронзу в каждом доме? Почему возводил великие крепостные стены, если не было врагов?



Об этом следующий урок…






ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Интересная информация