четверг, 9 августа 2012 г.

Телепузо или кому принадлежит телевидение


Государство считает обязанным удерживать в своем распоряжении контроль над массовым информированием граждан. Именно поэтому, секвестрируя бюджет, расходы на село сокращают на 30%, а на казенные СМИ — всего на 5%.

Сокращение бюджетного финансирования государственных СМИ на 5% — это самое настоящее мероприятие для галочки. В рамках работы по урезанию расходной части бюджета в 3,5 млрд руб., на которые правительственная комиссия по бюджетной проектировке предлагает умерить аппетиты казенных вещания и прессы, являются каплей в море. Для сравнения:финансирование госпрограммы развития сельского хозяйства на 2013—2020 годы будет сокращено более чем на треть. Приятная новость сразу после ратификации Государственной думой протокола о вступлении России в ВТО, последствия которого будут максимально болезненными именно для аграрного сектора.
Это просто отличный индикатор приоритетов, которых придерживается власть. Пропаганда и агитация для нее очевидным образом важнее защиты, к примеру, сельского хозяйства.
Столь же защищенными являются расходы на силовые ведомства и финансирование взятых на себя в предвыборный год социальных обязательств. Чтобы было чем подавлять и из чего платить за лояльность. Ну и чтобы было откуда вещать о стабильности.
Не следует думать, что это вещание направлено исключительно на российских граждан. 11 млрд руб. в год, которые тратятся на функционирование телеканала Russia Today, — это средства, воспользоваться которыми для промывания мозгов внутри страны невозможно. Мало найдется любителей слушать официальную пропаганду на английском, испанском или арабском. Зато можно говорить о присутствии России в глобальной информационной палитре — в сотнях отелей по всему миру.


Казалось бы, совсем недавно тогда еще президент, а теперь премьер Дмитрий Медведев говорил как о решенном деле о том, что государственные дотации СМИ должны сокращаться: «Чем быстрее мы сможем отделить такого рода СМИ от государства, тем лучше».
Но, если разобраться, он говорил в основном о каналах вещания, находящихся в распоряжении местных и региональных властей. Что же касается федерального вещания, то здесь начальство более чем осторожно. Вот несколько более раннее высказывание того же Медведева: «Как мне представляется, нет смысла обязательно ставить перед собой задачу обязательно уйти от государственных СМИ, потому как во всем мире существует и то и другое».
На самом деле не во всем, но это мелкая неточность тогдашнего президента. Главное в другом:контроль над массовым информированием граждан государство считает обязанным удерживать в своем распоряжении. В восприятии власти это вопрос национальной безопасности. Кстати, госфинансирование — лишь один из инструментов, которые можно использовать для такого контроля. Первый канал, к примеру, получает деньги из казны только в компенсацию расходов по донесению сигнала до удаленных мест, что не мешает руководству страны плотно держать в руках его информационную политику. Чем могла бы закончиться фронда, зародись она в кабинетах телевизионных боссов, трудно себе представить, потому что ей там неоткуда взяться.
Но чисто теоретически методов воздействия сверху и без прямых дотаций более чем достаточно — от уголовно-юридических до «рыночных», потому что по-настоящему крупный поток рекламных денег, способный удержать на плаву такие большие организации, как федеральный канал, перекрыть очень легко. Рекламодатели — народ пугливый.


Твердость позиций, в соответствии с которой федеральные вещатели должны быть полностью контролируемыми со стороны политического руководства, рационально объяснима. Собственно говоря, в России нет более сильных связей, скрепляющих страну от Дальнего Востока до Калининграда, чем программа «Пусть говорят» и ее аналоги. А под это дело удобно продать населению и программы «Время» и «Вести». Так что вопрос федерального вещания — это в большой степени и вопрос национального единства. Да, такие связи постепенно разъедаются распространением цифрового многообразия, позволяющего потребителю обратиться к нишевым продуктам, и все большим проникновением интернета. Но пока что (и на некоторое время в будущем) государство не чувствует для себя возможным уйти из традиционных массовых средств информации.
Просто страшно.
Forbes опубликовал выкладку на тему «Кому принадлежит телевидение в России».
Судя по этим данным, ТВ не зря называют зомбоящиком. По сути разноплановое и, во многом, независимое ТВ в России 90-х, в нулевых,как когда-то в СССР, снова ушло под контроль государства.
Вывод один — росиянам-телезрителям нужно снова учиться читать «между строк», в данном случае, «между кадрами» и тщательно «фильтровать телебазар».


ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Интересная информация